You are currently viewing Художник Антон Рьянов об инклюзивности на примере фестиваля «Кино без барьеров»

Антон Рьянов — художник, куратор художественных и инклюзивных проектов — об инклюзивности на примере фестиваля «Кино без барьеров». Бонус — два фильма-рекомендации от Антона из программы кинофестиваля этого года.

Понять человека через кино о нем — это реально? Или только живое общение может раскрывать нам друг друга?

Здесь для меня есть ложное противопоставление. Кино и общение — разные формы коммуникации. И то, и то может быть реализовано более или менее успешно с точки зрения коммуникации. Дело, скорее, в том, насколько эта коммуникация реализуется. Может быть хорошо сделанный фильм, из которого мы многое можем понять о героях. И при «помехах в эфире» мы можем плохо понять человека в живом общении.

Иногда кино, даже если оно как бы рассказывает о ком-то, на самом деле говорит о режиссере или о тех, кто создает кино, а не о тех, о ком есть само кино. При условии, что режиссер использует своего персонажа, как художник — краску или любой другой материал, мы можем узнать, прежде всего, о режиссере. Хотя часто режиссер говорит и о себе, и ком-то через нарратив в фильме.

Что даёт фестиваль «Кино без барьеров» (на городском уровне и на уровне страны) с точки зрения инклюзивности?

У нас не так много инклюзивных фестивалей в принципе. Кроме «Кино без барьеров», приходит на ум, например, «Особый взгляд». И, может быть, еще что-то, о чем я сейчас забыл. Главная задача подобных фестивалей — это репрезентация тех или иных социальных групп, в том числе людей с инвалидностью. Другой вопрос — насколько эта задача реализуется. 

На мой взгляд, подлинно инклюзивный фестиваль — это тот, который не фокусируется на одной проблематике инвалидности, а включает в себя целый спектр социально-проблемных высказываний. Если бы в «Кино без барьеров» соединялась проблематика разных этносов, малых этнических групп, проблематика людей пожилых, трудовых мигрантов, жертв домашнего насилия, и в этом ряду была бы в том числе проблема людей с инвалидностью, то аудитория была бы охвачена куда более широкая. Мы бы не видели людей с инвалидностью как нечто изолированное, а видели бы их в широком социальном контексте.

Иногда кино, даже если оно как бы рассказывает о ком-то, на самом деле говорит о режиссере или о тех, кто создает кино, а не о тех, о ком есть само кино. При условии, что режиссер использует своего персонажа, как художник — краску или любой другой материал, мы можем узнать, прежде всего, о режиссере. Хотя часто режиссер говорит и о себе, и ком-то через нарратив в фильме.

Важно, что через фестиваль идёт репрезентация, и через разные формы киноязыка происходит нормализация образа людей с инвалидностью, взаимодействие широкой общественности с этой темой. Насколько это работает, нужно смотреть по итогам, делать фокус-группы, задавать им вопросы о показах. В контексте страны фестиваль тоже работает, и не только через показы фильмов в разных городах в формате «эха», но и через специальные события — например, в Русском музее в рамках проекта «Вне истеблишмента»* в Мраморном дворце были показаны фильмы «Кино без барьеров». В этом смысле эффективно включать «инклюзивное» кино в другие проекты, тем самым собирая больше аудитории, меняя оптику.

И то, что фестиваль международный, позволяет показать, как авторы из разных стран с этой темой работают. В этом плане фестиваль тоже успешно реализует свои задачи.

Какие фильмы из программы фестиваля этого года вы бы выделили?

Из того, что я смотрел, я бы назвал фильм Татьяны Ротарь «Я — Ирина» (2019), посвященный слепо-глухой актрисе — очень яркий фильм-портрет. И выделил бы американский фильм «Особый лагерь» (2020) — это одна из лучших документалок, которую я видел в программе фестиваля, он рассказывает о том, как в 60-е годы на волне разных протестов возникло движение борьбы за права людей с опытом инвалидности. 

* инклюзивный проект Русского музея и первая масштабная попытка представить работы непрофессиональных художников, имеющих ментальные особенности и (или) психиатрический опыт, именно с художественных позиций (1 декабря 2021 — 10 января 2022).