You are currently viewing ВЗГЛЯД ФОТОГРАФА. РАССКАЗЫВАЕТ МАРИНА ВОЛЬСКАЯ-НИКИТИНА

Для выставки «Один день в музее» мы записали несколько авторских маршрутов, каждый из которых был посвящен определенной теме или взгляду на эту экспозицию. Автор выставки Жерар Юфера рассказывал историю создания проекта и отдельных фотографий;директор Арсенала Анна Гор помогла совершить путешествие по музеям, которые мы видим на снимках, сотрудник музея Алексей Старков познакомил с произведениями искусства, которые попали в кадр. Маршрут Андрея Савушкина помог нам узнать, что особенного видят на фотографиях Юфера слабослышащие посетители музея. Логично, что, начав с рассказа одного фотографа – автора выставки, мы заканчиваем нашу подборку маршрутом другого фотографа – Марины Вольской-Никитиной. Это взгляд коллеги, профессионала, но при этом взгляд нашего земляка, погруженного в русскую культуру и реальность, а главное, взгляд человека, так же влюбленного в искусство, как автор выставки.

Ракурс

На фотографии представлены саркофаги из египетской коллекции Лувра. В этом зале создана мрачная таинственная атмосфера, в которой многим посетителям становится не по себе. Жерар Юфера очень здорово выбрал уникальный ракурс и интересного персонажа снимка. Потому что в момент столкновения с потусторонним миром, с великим и загадочным все мы на мгновение превращаемся в маленьких детей. 

Портрет

На этой фотографии мы видим ночную парижскую улочку, которая отражается в стекле, закрывающем картину. Эта картина представляет собой драматический портрет, и вместе с тем являет нам фантастическое лицо ночного Парижа. Для меня эта работа перекликается с многочисленными произведениями искусства, связанными с ночной богемной жизнью Парижа, отраженной в великих произведениях литературы, кино, фотографии и поэзии. Здесь чувствуется связь с работами великих мастеров французской фотографии, таких как Робер Дуано или Брассай.

Экспозиция

90% фотографий, снятых в музеях, — как правило, технические. Они посвящены съемке экспозиции, это репортажи с открытия выставок или репродукции экспонатов. Но не всегда такая съемка дает нам верное представление о масштабах выставки и масштабах произведения искусства. А введение человека в кадр как раз дает это понимание. И в этом кадре, очень необычном и интересном с точки зрения экспозиции, Жерар Юфера использовал приемы уличной фотографии, чтобы показать нам динамику графики и движения. И если остальные фотографии проекта достаточно статичны, то в этой живое движение ощущается в каждом штрихе.

Освещение

Освещение в музее, в первую очередь, нацелено на то, чтобы максимально эффектно показать нам экспонаты. Но довольно часто побочным эффектом этой истории является появление таких зон, где тени и отражения начинают жить своей жизнью. В данном кадре Жерар Юфера заметил именно такую сцену. Получилось так, что пространство стены и картины объединились в одно целое, и тень посетительницы, словно искаженная сознанием экспрессивного художника, превратилась в динамичного и реального монструозного персонажа, который заигрывает с нашим воображением. И мы видим третье явление, которое представляет собой какой-то первобытный танец или обряд. Я думаю, вы в жизни неоднократно замечали повествовательные возможности теней — и истории, срежиссированные самой жизнью.

Репортаж

Проект Жерара Юфера «Один день в музее» снят репортажным методом в черно-белой эстетике, которая отсылает нас к великим мастерам классической фотографии — Анри Картье-Брессону, Йозефу Куделке и Андре Кертесу. И в рамках этого направления фотографии появилась концепция «решающего момента» — ситуации высшего эмоционального пика или композиционного совершенства сцены, которая должна быть зафиксирована именно в это мгновение.
Выбирая для себя направление фотографии, фотограф как бы определяет правила игры с внешним миром и вступает в некоторую синхронность с ним. Появляется целая череда чудесных событий, которая позволяет ему снять по-настоящему уникальные кадры. Какова вероятность того, что перед этой огромной картиной Фрэнка Стеллы появится зритель в нужной нам точке, с соответствующим паттерном, который представит нам математически точно выверенную композицию динамики форм и созвучия ритмов? Но фотографы, которые снимают непостановочные кадры, умеют находиться в потрясающей связи с действительностью, которая позволяет зафиксировать всю бесконечность ее метаморфоз и превращений. Для меня это один из самых музыкальных кадров в этом проекте.

Передний план

В центре этого кадра находится картина Бернара Бюффе «Террористы». На этой выставке она была специальным образом подсвечена, и это освещение создало такой эффект виньетирования в кадре. На переднем плане мы видим человека в шляпе, и пистолеты словно нацелены на него. Такой сюжет может вызвать самые разные образы: например, тему дуэли или декаданса. Но у меня эта фотография больше ассоциируется с темой самоубийства. Возможно, потому, что Бернар Бюффе покончил с собой. Он был очень известным во Франции художником, и в 40-е годы, в возрасте всего 20 лет стал популярным. Была выпущена монография, посвященная его искусству, и его работы находились в коллекциях таких известных людей того времени, как Альфред Хичкок, Софи Лорен и Кристиан Диор. Бернара Бюффе называли главным соперником Пабло Пикассо. Выставки его проходили во всех крупнейших городах мира. В том числе и в России в 1991 году, в Пушкинском музее в Москве и в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Но в 90-е годы интерес искусствоведов к фигуративной живописи очень сильно снизился, и это привело к тому, что о художнике на какое-то время забыли. Возможно, это был один из факторов, который привел к трагической кончине Бернара Бюффе. Но в 2000-е годы появляется новое поколение искусствоведов и кураторов, которые совершенно по-новому взглянули на его творчество. И это породило целую серию новых выставок, на одной из которых присутствовал Жерар Юфера и снял этот кадр.

Пространство

Фотограф, в центре внимания которого находится человек, со временем вырабатывает у себя привычку сканировать пространство в фоновом режиме, отмечая для себя какие-то интересные сюжеты сцены, которые могут дать ему потенциально эффектный кадр. И музейные пространства являются идеальной площадкой для такого рода находок. Здесь нейтральный фон стен, линейная перспектива залов и галерей, тщательно срежиссированное стабильное освещение. И главное — достаточно большой поток посетителей, которые, взаимодействуя с искусством, могут создать сцены, порождающие третий смысл. В парижских музеях, например, в Лувре, в год иногда бывает до семи миллионов человек — это, с одной стороны, затрудняет условия съемки, но, с другой стороны, дарит возможность создать совершенно иные сюжеты. И у этой картины Рене Магритта «Влюбленные», как правило, в зале собирается много посетителей. Но Жерар Юфера выбрал именно этот кадр, композиция которого построена на принципе подобия форм голов персонажей картины и зрителя. Обратите внимание на складки шеи и на драпировки тканей. Мне кажется, что таким образом подчеркнув именно эту вещь, внешнюю форму, Жерар Юфера попытался отвлечь нас от многочисленных интерпретаций этой картины художника и обратить внимание на то, с каким мастерством он воплотил в жизнь эти образы. 

Образ

Для меня эта фотография Жерара Юфера стала остроумным замечанием о той эволюции в современной культуре, которую пережил за последние несколько десятилетий образ черепа. Из символа бренности существования и неотвратимости смерти этот образ превратился во всем привычный принт, который используют дизайнеры одежды. Аксессуары с изображением черепа давно уже стали приемлемыми не только для представителей субкультур, но и для людей с более традиционным складом мышления. В современном обществе, с его культом молодости и жизни, смерть вытесняется, и размышлениям о ней нет места. Сама по себе эта фотография может быть интересной интерпретацией различных образов смерти в современной культуре.

Композиция

Белая мраморная скульптура, подобно фотографии, запечатлевает определенное состояние персонажа навсегда. И вместе с тем такие объекты всегда вызывают определенный диссонанс между современной атмосферой музея и оживленным, включенным в процесс, состоянием публики, противопоставляемой вечной запечатленной картине горя и опустошения. Но этот кадр еще очень интересен по композиции — обычный европейский зритель считывает композицию слева направо, и здесь мы видим круговое движение рук в центре, которое поддерживается арочной системой окна на заднем плане.

Символ

Это еще один кадр в проекте, построенный на контрасте состояний. И фоном здесь послужила картина Фейт Рингголд «Американский народ», которую она написала в 1960-е годы. В этой картине, в ее сюжете отражаются массовые беспорядки на фоне борьбы за расовое равенство в США, которые происходили в 60-е.

Здесь мы видим толпу людей разных рас и разного пола, одинаково забрызганных кровью. В центре картины находятся дети, но мы их не видим, они закрыты посетителями музея. Дети — как символ страха за будущее человечества. Люди на переднем плане — посетители музея, находятся в контрастном положении — расслабленном и свободном. Это люди разных национальностей. И таким образом, это может быть своеобразным визуальным высказыванием о том, что, с одной стороны, темы расового неравенства до сих пор являются актуальными и острыми, но с другой стороны, уровень обсуждения проблемы принял более цивилизованные формы. И мы уже обсуждаем более тонкие грани этих отношений в современной культуре.

К выставке

Жерар Юфера много лет занимается фотожурналистикой и fashion-фотографией, исследует такой важный феномен как музей. На выставке представлено более 100 фоторабот художника.