Музейный маршрут. Рассказывает Анна Гор

Как рассказывал автор проекта «Один день в музее» Жерар Юфера, в юности он жил в пригороде и плохо знал Париж. Однажды они с друзьями решили каждую неделю ездить в новый музей и таким образом открывать для себя столицу Франции. Эта затея переросла в привычку и сформировала большую любовь Жерара Юфера к искусству. Но важно еще и то, что с помощью музеев оказалось действительно возможно открыть для себя целый город.

Фотографии Жерара Юфера сосредоточены на посетителях музеев. Поэтому музейные залы выступают в роли декораций, в которых разворачивается основной сюжет. Заведующая Волго-Вятским филиалом ГМИИ им. А.С. Пушкина (ГЦСИ Нижний Новгород — Арсенал) Анна Марковна Гор в своем маршруте помогает нам снова сфокусировать свое внимание именно на музеях. Только на этот раз с их помощью мы открываем для себя целый мир.

Афины. Национальный археологический музей

Если вы хотите что-то понять про истоки европейского искусства, про греческую античность, то без Афин точно не обойтись. Нужно ехать в Афины и идти в Национальный археологический музей. Это роскошное собрание, которое находится в таком псевдоклассицистическом здании и которое даёт представление на основе самых лучших образцов. Самое интересное, что античные статуи находят, в общем, до сих пор. Их хранит море. Вот здесь, на фотографии Жерара Юфера, знаменитый так называемый Посейдон. Хотя до сих пор неизвестно, Посейдон ли это, поскольку атрибуты его не сохранились, а одна из рук вообще была найдена отдельно. Его подняли со дна моря в конце 20-х годов ХХ века. Это прекрасный образец, а мы ведь знаем греческую античность в основном в римских копиях мраморных. Они (римляне) делали копии с бронзовых статуй, но в мраморе. Это всё-таки немножко другая история. Здесь натуральная бронза, идеальная сохранность (море сохранило статую) и совершенно замечательное пространство музея: большое и очень светлое. Музей велик, но совершенно лишен тесноты. Это такое непосредственное ощущение от пребывания в этом здании. Здание сильно пострадало в 1999 году от землетрясения. Его ремонтировали, чуточку перестраивали и в 2004 году во время проведения олимпиады в Афинах торжественно открыли. И, конечно, это такая главная точка на пути постижения греческой античности.

Музей на набережной Бранли

Мы уже говорили о том, как последовательно и целеустремленно французы заполняют пробелы в информации и представлении искусства. Будь это какие-то периоды европейского искусства или неевропейского искусства. Таким музеем стало здание, построенное выдающимся архитектором Жаном Нувелем на набережной Бранли недалеко от Эйфелевой башни. Патроном музея был Жак Ширак, как говорят, один из последних, может быть, последний великий президент Франции. И это памятник Жаку Шираку. Почему он возник? Существовало довольно много в Париже собраний разных. В разных музеях, в разных организациях, институтах неевропейского искусства. Африканского, латиноамериканского, дальневосточного… Его собрали вместе, потому что Париж — это город, состоящий не из одних европейцев по происхождению. Эти люди должны видеть, что их искусство такая же ценность, как и искусство Европы. Для них в первую очередь был сделан этот музей, который неожиданно стал одним из самых эффектных, необычных и притягательных. Потому-то мы встречаемся здесь с тем, чего еще не знаем. Вот шествует зритель и превращается в такого яркого индейского вождя.

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Как ни странно, это про нас. Потому что мы не так давно стали филиалом музея изобразительных искусств имени Пушкина или, как задумал профессор Цветаев, музея изящных искусств — тоже, как и Брера, связанного изначально с учебным заведением: московским университетом. Эта коллекция была слепком самых главных произведений мировой скульптуры для того, чтобы московские студенты изучали историю искусства на лучших образцах. Вот «Капитолийская волчица», которая живет в Москве. Мы видим замечательный интерьер цветаевского здания, то есть построенного по замыслу Цветаева архитектором Клейном. И что примечательно, конструкции, которые держат крышу этого замечательного, совершенно уникального строения, сделал инженер Шухов, о котором мы тоже вскоре будем говорить в Арсенале.

Берлинская картинная галерея

Поскольку я сегодня вспоминаю те музеи, в которых реально бывала, то должна сказать, что Gemäldegalerie, или картинная галерея в Берлине — это одно из самых любимых музейных мест для меня. И каждый раз, бывая в Берлине, я прихожу туда просто как домой. Это довольно скромный музей, и образовался он не так давно. После объединения Германий происходило перераспределение художественных ценностей, и сейчас большая их часть обосновалась на Музейном острове. Но Gemäldegalerie жители Берлина не разрешили переводить на Музейный остров, потому что привыкли к её строгости, современности, очень спокойному ритму развески. Это такая нестандартная развеска практически в один ряд. Здесь мы видим замечательную барочную вещь, где очень важен контраст между зрителем, пребывающим в задумчивой позе, и барочными фигурами. Надо сказать, что Gemäldegalerie всегда располагает к длительной медитации и какому-то очень неспешному пребыванию, именно благодаря своему спокойному ритму и наличию таких карманов для зрителя, месту отдыха, где нет искусства, но зато есть очень удобные диванчики.

Музей Метрополитен

Музей Метрополитен в Нью-Йорке — тоже лидирующее место, где можно увидеть классическое искусство. На этой фотографии Юфера он представлен неким фокусом, выжимкой из этой экспозиции, но зато здесь очень хорошо видны самые разные зрители, которые приезжают в Метрополитен со всего света. Как все американские музеи, Метрополитен родился из частных коллекций, пожертвованных для общественных нужд. Три работы собрания Метрополитен — памятник драматической истории начала советской власти, потому что они приехали из Ленинграда, из Эрмитажа и были проданы для того, чтобы советская Россия получила твердую валюту. Но не это главное. Главное, что Метрополитен — это место за океаном, где было совсем другое искусство, но Европа со своим искусством заняла там важное место.

Музей Оранжери

Любопытно наблюдать, как меняется культурная политика Франции. Она там яркая, выявленная и очень связанная с национальными лидерами. Мы видим, как постепенно заполняются лакуны в представлениях искусства. Вот музей Оранжери. На самом деле это действительно оранжерея, которая находится в конце сада Тюильри. Когда-то зимой там хранили апельсиновые деревья, а летом выставляли их в кадках в парк. Но потом там сделали замечательный музей. Это филиал музея Орсэ. Сделали его уникальным, показывающим искусство рубежа XIX и XX веков и начала XX века. Музей Оранжери — небольшое, но чрезвычайно насыщенное именами и какими-то эффектными смыслами музейное пространство.

Музей Орсэ

В 1900 году к Всемирной выставке в Париже был построен роскошный новый вокзал, откуда уходили поезда на Орлеан — вокзал Орсэ. Впервые электрифицированный, очень удобный, очень эффектный по архитектуре: снаружи как будто каменный, а внутри весь из ажурных металлических конструкций. Он недолго служил вокзалом, довольно быстро устарел и потом исполнял разные функции гаражей, складов, и, наконец, его решили снести. Но, слава богу, не поторопились с этим, а сделали там музей. Музей, который показывает искусство с середины XIX до начала XX веков — это та самая промежуточная история, которая уже не классика, но еще не стала современностью. Теперь это третий по посещаемости музей мира. В вокзале Орсэ были огромные очень красивые часы. Они сохранились и являются фирменным стилем, маркой музея Орсэ. А сам музей хранит потрясающие шедевры, такие как «Завтрак на траве» Мане, или знаменитая картина Курбе «Происхождение мира». Кстати, именно в музее Орсэ находятся несколько работ русских художников-передвижников, например, Николая Николаевича Ге.

Музей охоты и природы

Все знают, что такое мансарда, но не все знают, что это изобретение архитектора Франсуа Мансара, великолепного французского мастера середины XVII века. От творчества Франсуа Мансара сохранилось много элементов, фрагментов позднее перестроенных зданий, но один особняк, или, как говорят в Париже, отель — отель Генего —сохранился в неизменном виде. Это замечательный памятник архитектуры, а в нем находится Музей охоты и природы. Охота — важная часть культуры. Ну, по крайней мере, до XX века, хотя и сейчас, наверное, сохраняет в чем-то свое значение. Но музей охоты — не просто место, где серьезно рассказывается о животных, об оружии, о техниках охоты, о разных предметах, с ней связанных. Это сейчас и музей современного искусства, просто эти инсталляции располагаются среди старых вещей таким образом, что создают некое отстранение, создают такую странность и, в общем, показывают, что охота — это несовременно. Музей охоты и природы — такое замечательное место тихого уединения в квартале Маре, куда обязательно стоит сходить, если судьба занесет вас в Париж.

Пинакотека Брера

Галерея Брера была основана императрицей Марией Терезией, поскольку Милан находился в руках австрийцев достаточно долгое время. И когда входишь во внутренний квадратный двор галереи, то сразу видишь студентов, сидящих на ступеньках, с альбомами и карандашами в руках, потому что здесь же находится и Академия Брера, крупнейшее художественное учебное заведение. И, фактически, этот музей — а называется он Пинакотекой в честь античных собраний, художественных собраний — сделан как учебный. Считалось, что студент-художник должен изучать лучшие образцы — и это действительно одна из лучших коллекций. Это место молодости — молодости классического искусства, и мне кажется, что это один из самых замечательных музеев Италии.

Центр Жоржа Помпиду

Лучшим доказательством того, что для политика желание остаться в истории — это сделать какое-то большое культурное событие или институцию, — является Центр Жоржа Помпиду. Во всем мире он известен как Центр Помпиду, хотя там находится очень много разных учреждений: и Национальный музей современного искусства; и Центр исследования музыки и аудио (это экспериментальная площадка); общедоступная библиотека, куда любой может прийти, сидеть и заниматься, брать книги с полок, самое главное — находиться внутри этого здания; совершенно роскошный музейный магазин, несколько кафе, где еда, в общем, невкусная, но вид — потрясающий. Но самое интересное в Центре Помпиду — это его архитектура. Архитектура, которая, вообще говоря, взломала все представления о том, что такое здание, вывернув его наизнанку. Все коммуникации, все вот эти трубы — это эскалаторы, которые идут прямо по наружной части здания. Сами стены не видны, но выглядят такие опоры скорее как какие-то строительные леса; трубы разного цвета — в общем, нефтеперегонный завод современного искусства. Невероятно популярное место для туристов со всего мира и для жителей Парижа тоже, а когда-то это был совершенно заброшенный участок, который назывался плато Бобур. До сих пор Центр Помпиду находится между улицей Бобур и улицей Сен-Мартен — моим лично самым любимым местом в Париже.

К выставке

Жерар Юфера много лет занимается фотожурналистикой и fashion-фотографией, исследует такой важный феномен как музей. На выставке представлено более 100 фоторабот художника.