Истории от автора. Рассказывает Жерар Юфера

Разглядывая фотографии Жерара Юфера на выставке «Один день в музее», мы вместе с фотографом наблюдаем за посетителями разных музеев мира. Однако важно то, что сам художник не отделяет себя от своих героев: «В этом мире я ощущаю себя как зритель. Я никогда не работал в музее, и мой взгляд — это взгляд зрителя, которому очень любопытно и отрадно наблюдать за искусством и культурой. Этот проект в каком-то смысле является моим автопортретом, где на всех фотографиях я вижу себя. Отчасти поэтому для меня было так важно сделать его, ведь музеи — это часть моей жизни. Без них всё было бы совсем по-другому».

Получается, что исследование Жерара Юфера – универсально, оно касается и самого автора, и всех нас. Выставка «Один день в музее» — это повод поговорить о многом: о том, какую роль играют музеи в жизни современных людей, о том, какие эмоции вызывает у нас искусство и как оно способно объединять людей разных поколений и национальностей. Оказывается, все это очень важно и для самого Жерара Юфера.

Мы попросили фотохудожника прокомментировать несколько экспонатов выставки — по его выбору. Эти яркие и эмоциональные рассказы раскрывают не только историю появления некоторых кадров, но и творческие принципы Юфера.

Я приветствую посетителей выставки. Особенно радостно делать это сейчас — ведь у нас в Париже все музеи закрыты — поэтому вам очень повезло, что вы можете прийти в музей и насладиться искусством. В это сложное и странное время человеку необходимо искусство. И дело не только в приятном времяпровождении. Для меня искусство всегда было очень важной частью жизни, для меня это как кислород. Я надеюсь, что вам понравится выставка, и вам захочется думать, мечтать, путешествовать и вы увидите, что искусство объединяет. Приятного просмотра!

Лувр и первая фотография для проекта

Я хотел создать большой проект и подумал, почему бы не сделать что-то о музеях. Когда мне было 11 или 12, мы с семьей жили на окраине Парижа, и я совсем не знал город. Тогда у меня было два близких друга, и однажды кто-то из нас предложил узнать Париж через его музеи. Мы решили, что каждые выходные будем ходить в новый музей. Так я начал посещать музеи, и с тех пор мы никогда не расставались.

Итак, я хожу в музеи с 11 лет. Для меня это как кислород. Сейчас, когда в Париже все музеи закрыты, мне очень тоскливо. К счастью, существует интернет, и мы можем видеть искусство и ходить в музеи онлайн, но все равно это не сравнимо.

Было время, когда я долго работал над проектом о труппе балета «Ла Скала» в Милане, и мне хотелось начать что-то новое. Я решил сделать проект о музеях. Каждый раз, начиная что-то, я задумываюсь, хорошая ли это идея. Я раздумывал месяцами и однажды решил — пора. Я должен попробовать, чтобы понять, могу ли сделать этот проект. Я дал себе один день и отправился в музей музеев — в Париже это Лувр. И решил: если сегодня я сделаю хотя бы одну хорошую фотографию, это может быть хороший проект. Я сел на велосипед и поехал в Лувр. Перед вами первая фотография, которую я сделал для проекта. Здесь гид рассказывает детям об огромном полотне Жака-Луи Давида. Это была первая хорошая фотография. Потом я сделал еще одну и подумал: и правда, может получиться отличный проект!

В этой фотографии меня привлекает композиция, которая напоминает треугольник. Гид как бы соединяет все элементы на снимке. А теперь взгляните на девочку справа в наушниках, которая с таким удивлением слушает гида. В этой фотографии есть что-то забавное.

Искусство и культура зачастую загадочны, и мы должны прилагать усилия — ходить в музеи, рассматривать картины — чтобы понять, что же хотел сказать художник. Но многие работы отражают не только замысел художника, но и дух времени. На картине изображена коронация Наполеона. В окружении придворных он берет в руки корону, чтобы надеть ее на свою жену. Гид рассказывает детям об этой части французской истории, и это одна из задач музея — работать с историей, памятью, передавать знания. Эта фотография стала хорошим началом проекта.

Встреча в музее Орсэ

Однажды я отправился в музей Орсэ в Париже. В Париже есть три крупных музея, которые посвящены различным периодам истории искусства. Музей Орсэ посвящен импрессионизму. Это очень красивый музей, который расположился в здании старинного железнодорожного вокзала. Решение сделать там музей было в свое время очень неожиданным. Сейчас же старые вокзалы вокзалы и фабрики часто передают музеям. В этом прекрасном музее собрана одна из лучших коллекций импрессионизма. Когда вы будете в Париже, обязательно загляните в музей Орсэ. Но учтите, в этом музее всегда очень много посетителей. Обычно это тысячи людей.

Одновременно с этим проектом я продолжал заниматься и другой работой. Сначала я завершал проект о балете «Ла Скала», а потом начал новый, о Большом театре. Между поездками в Милан и Москву я старался ходить в музеи, чтобы снимать для этого проекта. Я работал почти каждый день. Этот проект был очень важен для меня.

Итак, я отправился в музей Орсэ — это было в феврале 2017, и я очень плохо себя чувствовал. Я простудился, и казалось, что сейчас заболею гриппом. Но я не хотел уходить и надеялся, что мне удастся сделать интересную фотографию. Голос в моей голове говорил: «Иди домой, выпей чаю, ложись в кровать и отдыхай. Нет смысла продолжать этот тяжелый день». И я подумал: пойду-ка я отсюда. И вот, выходя из музея, я внезапно встречаю эту девушку.

В детстве я видел девушек в традиционных японских нарядах, но это было очень давно. Поэтому я был так удивлен и поражен увиденным, что внезапно боль пропала, грипп исчез, и я снова был здоров. И я решил проследовать за ней.

Очевидно, эта леди часто ходила в музей Орсэ, потому что обычно, чтобы попасть на этаж импрессионистов, вам нужно воспользоваться… я не уверен, по-французски мы говорим escalator, я о движущихся ступеньках. Но она знала о том, что в музее есть лифт для людей на колясках и сотрудников. Она сразу пошла в сторону лифта быстрыми и мелкими шагами. Я пошел следом, зашел с ней в лифт, и мы вместе приехали на этаж импрессионистов.

Девушка перемещалась от картины к картине так быстро, будто бежала. Я подумал: «О боже…». Я буквально молился, чтобы поймать удачный момент, потому что в тот день в музее было особенно много людей, и я очень переживал, что даже если произойдет что-то интересное, я не смогу это снять из-за толпы. Но в один момент она остановилась и замерла перед двумя картинами Клода Моне.

Это было невероятно: эти красивые дамы с зонтиками; солнце и ветер, буквально ощущаемые в тот момент; а какие красивые платья! И она тоже была в очень красивом платье, просто невероятно. Я стоял прямо напротив картин, и возможно, поэтому девушка отошла чуть правее. Возможно, она подумала: «Я не хочу мешать этому мужчине смотреть на картины». Возможно, именно поэтому она оказалась там. Все было очень стремительно, у меня было время сделать всего две фотографии.

Взгляните на ее лицо, ее взор устремлен на картины, она впечатлена — и кажется, между девушкой и картинами образовалась связь. Она стояла там довольно долго по сравнению с тем, как быстро она пробежала другие картины до этого.

Вдруг она повернулась ко мне, и я подумал: «О боже! Она заметила, что я ее фотографировал». Она подошла ко мне и сказала: «Пожалуйста, мистер, не могли бы вы взять камеру и сфотографировать меня с этими картинами?». Она дала мне свою камеру, и я сделал такую же фотографию. Возможно, потом она уехала домой в Японию с такой же фотографией, какую вы видите сейчас.

О влюбленных в Лансе

Когда я начал этот проект, я ходил во все музеи Парижа. Ну, вообще не во все, потому что здесь их 150… Париж — одно из главных мест, если вы интересуетесь культурой. Все здешние музеи и искусство очень сильно повлияли на мое художественное видение. Конечно, фотография для меня очень много значит, но все же мое видение и чувство композиции сформировались не только благодаря ей, но и художникам разных периодов истории искусства.

Я побывал во многих музеях Парижа, но знал, что должен побывать и в других местах. Поэтому каждый раз отправляясь в другие страны или города, я всегда оставлял время для музеев.

Во Франции есть Лувр. А у Лувра есть еще один Лувр — другой музей, которым руководят те же люди, но он находится в городе Ланс. Однажды я решил отправиться туда, чтобы увидеть выставку о любви. Я подумал, что это очень интересно — выставка о любви — особенно подготовленная командой Лувра. Ну, и я поехал туда.

Я никогда раньше не был в этом музее. Это абсолютно поразительный современный музей с потрясающей коллекцией шедевров. Там есть картина Рафаэля и другие работы из собрания Лувра. Это похоже на Эрмитаж, у которого такая богатая коллекция, что хватило бы на три музея. Любопытно, что местом для этого музея выбрали север Франции, где не так много культурных пространств, а теперь там можно увидеть Лувр.

Очень важно, чтобы у людей был доступ к искусству, где бы они ни находились. Это важно как для взрослых, так и для детей. Для меня искусство — это способ коммуникации. Делая фотографию, я не могу себе представить, что ее никто не увидит. Для меня это выражение моей души, моего видения мира, и я хочу делиться этим с другими людьми.

Как я уже говорил, в трудные времена, как сейчас, искусство как лекарство. С ним вы чувствуете себя лучше, вам дышится легче, вы ощущаете, что не одни в этом мире, и что у всех нас могут быть схожие чувства и мысли, все проходят через трудности и в какой-то степени похожи. И в некотором смысле искусство — это еще и проявление любви.

Я очень хотел посетить этот музей и посмотреть выставку о любви. И о боже, конечно, я мечтал сделать фотографию на этой выставке. И вот на выставке я встретил эту пару. Они все время целовались. Это было так красиво. Но каждый раз, когда они целовались, это было в неподходящем месте для фотографии.

Шло время, я уже поглядывал на часы и понимал, что скоро музей закроется. А они все целовались и рассматривали картины, потом снова целовались и снова рассматривали картины, и двигались по выставке очень-очень медленно. Боже, как я боялся, что они поймут, что я следую за ними с камерой.

Я никогда не хочу беспокоить людей. Для меня в фотографии очень важно не вмешиваться в жизнь, в реальность. Есть только эмоция, которую пытаешься запечатлеть на снимке. Но я не хочу вмешиваться в реальность и беспокоить людей.

Итак, время стремительно уходило, и я не знал, что мне делать. Кажется, время было без десяти шесть, и через десять минут сотрудники должны были объявить о закрытии музея. А в зале уже никого и не осталось. Только мы трое — я и эта пара. Все остальные уже бежали домой.

Мы стояли у последней картины в экспозиции. Справа от нее находился выход. Я подумал: «Ну, я пытался…». Фотограф должен быть терпеливым и верить в чудо. А чудо происходит очень-очень редко. И вот, перед выходом они захотели еще раз выразить свою любовь друг к другу и поцеловались возле последней картины на выставке. И всё. Я сделал одну или две фотографии. Мы вышли, и музей закрылся. И тогда за закрытыми дверями эти двое влюблённых на картине были единственными, кто целуется в музее.

Терпение для фотографа

Когда я начинал этот проект, то планировал ходить в музеи живописи. Но так как я с детства привык ходить в разные музеи — решил расширить формат.

В Берлине я был в музее поездов и техники, в Милане — в музее естествознания. И у нас в Париже тоже есть очень большой музей естествознания. Он располагается в Саду цветов в самом центре города неподалеку от реки Сена. В этом прекрасном саду можно увидеть различные виды цветов, растений и деревьев со всего мира.

Музей расположился в нескольких больших павильонах. Это очень красивый ансамбль зданий 19 века. Каждый из них отведен исследованию различных периодов истории жизни на Земле: временам динозавров, растениям, также там есть зоопарк с самыми разными животными.

Я хожу в этот музей с 12 лет. С возрастом я полюбил это место еще больше. Долгое время музей не менялся, в нем сохранились коллекции старинных скелетов и животных, рукописи 19 века, написанные на латинском языке. Я нахожу это очаровательным и изысканным.

Когда я начинал ходить в музеи, там было совсем немного посетителей. А сейчас музей стал одной из главных точек притяжения для туристов. Когда вы путешествуете, вы обязательно посещаете музей. В Париже вы идете в Лувр. В Санкт-Петербурге вы идете в Эрмитаж. В Москве вы идете в Пушкинский музей или в Третьяковскую галерею. Так уж повелось. Если вы были в Москве и не сходили в Пушкинский музей, вы многое пропустили. А потом вас обязательно спросят: «Ну что, ты был в Пушкинском?».

Но раньше все было иначе. В музеи ходили только большие любители искусства. Так и я ходил в этот музей и очень любил его особенную атмосферу. И когда я узнал, что музей собираются обновить, мне стало очень тревожно. Я так переживал за свой любимый музей.

Перед вами Большая галерея эволюции. После обновления музей стал одним из самых красивых в мире. Для меня это, наверное, самый красивый музей естествознания. Он прекрасен. Когда я первый раз отправился туда после обновления, я очень волновался, но всё сделали просто чудесно.

В огромном зале расположилась экспозиция, рассказывающая об эволюции животных. Свет здесь меняют в зависимости от времени дня, а еще здесь можно услышать дождь и грозу, и все это в сопровождении разноцветной иллюминации. При этом все очень выдержано, не как в Диснейленде. Но все равно все так красиво.

Конечно, мне нужна была фотография оттуда. Первый этаж музея посвящен океану, так как жизнь зародилась в воде. Там есть много рыб и вот эта акула. Однажды я был в музее и увидел то же самое, что запечатлено на этой фотографии — ребенок засунул свою голову в пасть акулы. Но я был так далеко, что не смог заснять это, и очень расстроился, потому что это было так забавно.

Я подумал: «Если нашелся один отчаянный умник, догадавшийся залезть головой в акулу, будут еще такие». Я встал у акулы и ждал. Поставил нужный объектив, чтобы в кадр помещалась вся акула, и оставалось только ждать чуда.

Великий фотограф Робер Дуано говорил: «Одно из важнейших качеств для фотографа — терпение. А также вера в то, что несмотря ни на что случится чудо». Он считал, что фотограф должен верить в чудо, и поэтому я ждал. И ждал. И ждал. Было тяжело, у меня болели ноги. У меня проблемы с коленями, думаю, это из-за работы. Я очень давно фотографирую и всегда ношу тяжелые сумки с оборудованием. Тяжелые сумки и больные ноги — проблема многих фотографов.

В тот момент мои колени просто горели, мне было так тяжело. Но голос в моей голове говорил: «Жди». И это случилось. Это было подарком, который я заслужил. Я ждал так долго, конечно, я заслужил эту фотографию. Когда я смотрю этот снимок, я все еще чувствую боль в коленях и понимаю, что значит терпение для фотографа.

Фото из Пушкинского

Есть одна любопытная вещь, которую я заметил, когда делал проект об опере в Европе. Опера есть почти в каждой культуре. Но в разных странах люди смотрят оперу или балет по-разному. Во Франции это один стиль, в Англии — другой, намного более внимательный, в Германии это часть образования, и люди обязательно ходят на «Волшебную флейту», например.

В России я наблюдаю большой интерес к музеям. Люди хотят понимать искусство. Я считаю, что в России живут очень образованные люди.

Я приехал в Москву за 3-4 дня до открытия моей выставки. Я надеялся, что еще успею сходить в местные музеи и, если повезёт, сделать хорошие снимки и попросить МАММ добавить их в экспозицию.

Первым делом я отправился в Пушкинский музей. У меня был любимый сувенир с работой из коллекции Пушкинского, и поэтому я решил, что он будет первым. Ночевал я прямо в МАММе, в резиденции для художников, так что до Пушкинского музея можно было дойти пешком.

Мне удалось сделать несколько фотографий. Одну из них вы видите сейчас. Что же изображено на снимке? Мы видим особые экспонаты Пушкинского музея — скульптуры. Не уверен, что это оригиналы, но я был так поражен, что в музее есть столько работ Микеланджело, а при входе в музей вас встречает та самая скульптура Давида. Мастерство исполнения этой копии просто поразительно.

А на следующем этаже я увидел другую скульптуру Микеланджело, «Оплакивание Христа» (Пьета). Я был удивлен, потому что во Франции нет репродукций шедевров скульптуры. И очень жаль, потому что это совсем не похоже на то, что мы видим в журналах и интернете. Когда вы видите скульптуру Микеланджело, это производит огромное и важное впечатление. Мне показалось любопытным, что в российских музеях это часто происходит.

Музей должен принадлежать людям. Формально, например, французские музеи принадлежат государству, но работают для французских граждан и всего человечества. Это больше не принадлежит монархам и власти, это принадлежит каждому из нас. Что я заметил в России, посещая, например, Третьяковскую галерею, здесь в музеи ходят семьями, старшие учат младших, и между ними завязывается диалог. Эта связь между поколениями очень ценна, и в России это особо заметно.

Что же мы видим на этом снимке? Мы видим двух подруг, которые вышли погулять в музей. Конечно, в музей можно ходить и одному, но обычно мы всегда делаем это с кем-то, кого мы любим, будь то ваша жена, муж или дети, родители или друзья. Так ходят в музеи. Мы видим, что девушки на этой фотографии чем-то заинтересованы. Они изучают, вопрошают, задумываются. Мы видим очень ценный момент, который могут разделить два близких человека.

Это еще и забавная фотография, поскольку эти девушки сидят прямо напротив двух скульптур, символизирующих грех и добродетель. Рано или поздно каждый сталкивается с выбором: пойти по пути добродетели или же греха. Это вопрос, старый, как жизнь на Земле.

Я знал, что фотография вышла хорошая, и сразу позвонил в музей и сказал: «У меня есть новые фотографии, можно ли дополнить выставку? Мне важно, чтобы там были снимки из России». Мне ответили: «Конечно, нет. Это невозможно. У нас нет времени на то, чтобы увеличить снимок, оформить и повесить его». Я сказал: «Хорошо. Но я все равно их вам отправлю, возможно, вы заинтересуетесь и передумаете». Я отправил фотографии, и они ответили, что сделают все возможное, чтобы показать их, потому что они им очень понравились. И так эта работа оказалась на выставке.

Я думал, как будет забавно, если эти две девушки увидят мою фотографию. Но не придал этому значения. Через несколько дней после открытия выставки я увидел кое-что интересное в Инстаграме. Инстаграм нередко удивляет.

И вот что произошло: эти две девушки пришли на мою выставку и сфотографировались с той самой фотографией. По-моему, это замечательно, это означает, что они и правда друзья, ходят вместе в музеи. Я не знаю, что это за девушки, но я очень рад, что встретил их. Возможно, они студентки. Не важно. Важно, что искусство объединяет, заставляет задуматься о жизни и мире, в котором мы живем.

Ночь медведя

Эту фотографию я сделал в Музее охоты и природы — небольшом, но очень красивом музее, который обновили с большим внимаем к деталям. Благодаря команде жизнь в музее бьёт ключом: там проводят актуальные выставки, где современные художники вступают в диалог с коллекцией музея, богатой охотничьим снаряжением, картинами и животными.

Не помню, когда это было придумано, но в музее каждый год проходит «Ночь медведя» — праздник, который приветствует весну. В эту ночь медведь просыпается после зимней спячки, и музей работает допоздна — не помню до скольки точно, кажется, до полуночи или до часу ночи. А всех посетителей просят приходить в медвежьих масках.

На снимке мы видим четырех друзей, которые пришли ночью в музей в масках медведей, но им вдруг стало жарко, и они сдвинули их на затылки. В эту ночь в музее играет музыка и царит веселая атмосфера. Это новый формат работы музея, который позволяет повеселиться, хорошо провести время и узнать что-то новое.

Тинтин и чудо фотографии

Любопытно наблюдать за тем, как музеи следуют духу времени. Например, долгое время комиксистов не считали художниками. То же самое, кстати, было и с фотографами. Когда я был моложе, вопрос, является ли фотография искусством, звучал довольно часто. Люди спорили, и кто-то говорил, что фотография не может быть искусством из-за использования техники. А про комиксистов говорили, что их работы годились только, чтобы полистать на досуге, но никак не могли считаться искусством.

Сейчас все изменилось, и музеи стали более открытыми для новых художественных форм, отчасти потому, что некоторые комиксисты получили славу и признание именно как художники. Бельгиец Эрже был одним из них. Эрже придумал Тинтина — персонажа, который стал феноменом эпохи. Для нас Тинтин известен… Не знаю, должно быть, у вас в России тоже есть комиксы, которые знают все, как знают Тинтина в странах, где говорят по-французски.

Гран-Пале — это музей в Париже, который специализируется на временных выставках. Обычно, там показывают что-то интересное. И однажды они решили сделать выставку Эрже. Получилась одна из самых успешных выставок в истории Гран-Пале. Она была посвящена Тинтину.

На фотографии вы видите рисунок из комикса «Приключения Тинтина». Нарисованные персонажи здесь выглядят более живыми, чем настоящий человек перед ними. И они как будто недоумевают: «Что? какого черта он делает на нашем рисунке?».

Мне очень нравится эта фотография. Часто, когда появляется идея снимка, она остается всего лишь иллюзией, как бы ни хотелось… Здесь свет падал на рисунок так, что люди, которые проходили мимо этой большой работы на стене, были просто тенями. Когда я это заметил, то понял, что может получиться хорошая фотография. Мне хотелось поместить человека в свободное пространство между женщиной в чёрном и мужчиной в центре рисунка.

Такие идеи очень сложно реализовать. Шанс, что произойдет то, что нужно, один на миллион. Поэтому мне очень повезло. Я придумал идею, сделал фотографию, всё получилось. Это было невероятно. Я был как эти два ребенка, спрашивая себя: «Такое вообще возможно?». Да, возможно. Между жизнью и искусством есть связь, и когда она происходит, получается фотография.

Об искусстве и истории

Некоторые музеи являются местами памяти. Как говорится, человек не может жить без памяти и важно извлекать уроки из истории.

Эту фотографию я сделал в Еврейском музее в Берлине. Для Германии было очень важно не предать забвению то, что произошло во время войны. И этот музей просто поразительный. Когда вы будете в Берлине, обязательно сходите туда. Это один из самых интересных и трогательных музеев в мире.

На снимке вы видите инсталляцию художника Бенаши Кадишмана, которая олицетворяет все жертвы нацистов во время Второй мировой войны. Это очень трогательно, особенно потому, что по инсталляции можно ходить. И когда вы идете по инсталляции, происходит очень важный момент погружения в исторические события. Я видел разные реакции на эту работу, кто-то выходил из инсталляции в слезах, люди были очень тронуты.

Одна из задач искусства состоит в том, чтобы создавать эмоции и направлять мысли. Искусство помогает обдумывать историю и не забывать ее. И это очень важно.

Работа с инсталляцией

Эту фотографию я сделал в Токийском дворце. Музей находится в Париже, специализируется на современном искусстве и работе с молодой аудиторией. А еще он почти каждый день работает до полуночи. Это привлекает очень много молодёжи. Потому что по ночам в музее совсем другая атмосфера.

На снимке запечатлен очень интересный экспонат. Это была выставка «В эфире» художника Томаса Сарасено. В своих работах он говорит о состоянии нашей планеты и пытается найти новый вид энергии, который бы заменил горючее топливо. А еще он очень интересуется пауками. Знаете, как пауки передвигаются? Они выбрасывают свою паутину, которую подхватывает ветер, и за счет этого они движутся. И художника очень интересуют такие вещи. Он создает металлические кубы для различных видов пауков, в которых они как бы плетут свои гнезда. Выглядит впечатляюще.

Здесь мы видим гнездо паука, которое, конечно же, сплетено из металла. Зрители могут зайти внутрь и почувствовать себя пауками. Мне было интересно работать с этой инсталляцией как фотографу. Я снимал сверху, и силуэт человека казался таким маленьким на фоне этой большой инсталляции — очень интересная композиция. А человек — это гид, который приглашает посетителей зайти внутрь инсталляции. Это было очень короткое мгновение.

О скульптурах и их поклонниках

Эту фотографию я сделал в Доме-музее Бурделя. Бурдель был очень известным французским скульптором. На снимке мы видим, возможно, его самую знаменитую работу, а напротив нее — гида, который рассказывает группе подростков 15-16 лет, а может и моложе, как сложно было изобразить такой жест. Он позирует для них и объясняет, что Бурдель для создания работы обратился к одному из самых знаменитых спортсменов своего времени, чтобы тот позировал для него. А гид, чтобы поберечь свои ноги, присел на свою тетрадь.

Любопытно наблюдать, как одно произведение искусства живет в разных музеях. На первом снимке скульптура была сделана из гипса, а здесь — из бронзы. Эту фотографию я сделал в Музее Орсэ несколько месяцев спустя. Я увидел этих трех детей, которые повторяли за скульптурой, и было очень забавно за ними наблюдать. У многих скульптур есть копии, например, «Маленькую танцовщицу» Эдгара Дега можно увидеть в Вашингтоне, Нью-Йорке, Париже и, по-моему, даже в России. И это очень интересно —наблюдать, как работа одного художника может вызывать отклик у людей из разных стран.

Очередь к искусству

Эту фотографию я сделал в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Это замечательный музей, но есть одна проблема — билеты в Нью-Йорке очень дорогие. В целом в США сходить в музей очень дорого. Возможно, причина в том, что у местных музеев нет такой поддержки, как во Франции и России.

Однако каждую неделю в пятницу вечером музей работает бесплатно. У входа собираются сотни людей. И когда наступает пять часов вечера (не помню точно), толпа стремительно врывается в музей, как будто это поезд метро в час пик. Люди настолько хотят увидеть искусство, что они ломятся и толкаются.

А на снимке они стоят напротив работы одного из самых одиноких живописцев в истории. Я говорю о Винсенте Ван Гоге, который за свою жизнь едва ли продал хоть одну картину, был очень одиноким и сомневался в том, что он делает. Тем удивительнее наблюдать, как годы спустя люди так восхищаются его творчеством.

К выставке

Жерар Юфера много лет занимается фотожурналистикой и fashion-фотографией, исследует такой важный феномен как музей. На выставке представлено более 100 фоторабот художника.