ИСКУССТВО В КАДРЕ. РАССКАЗЫВАЕТ АЛЕКСЕЙ СТАРКОВ

Главные герои фотопроекта Жерара Юфера – это посетители музеев. Но еще один полноправный герой его работ – это искусство. Ради встречи с ним люди пришли в музейные залы. Сотрудник культурно-просветительского отдела Арсенала Алексей Старков посвятил свой маршрут произведениям искусства, которые мы видим на фотографиях Жерара Юфера. Это размышление о том, как шедевры разных эпох рассказывает нам о современном обществе, то есть о нас самих.

Руки

Помимо того, что Жерар Юфера уже много лет занимается фотожурналистикой и fashion съемкой, он является также страстным меломаном и любителем оперы и балета. В конце 90-х он начал работу над серией книг, посвященных крупнейшим оперным театрам мира. И именно его в числе звездных фотографов пригласили делать съемку для книги о реконструкции Большого тетра в 2011 году. Мне кажется, что этот факт, особое чувствование телесности, поз, жестов, мизансцены, пластики окружающих его людей, определенно помогает художнику в работе.

Посмотрите на полный драматизма сюжет из Лувра. Это буквально сцена из творчества режиссера Паоло Соррентино и его «Молодого папы». Это практически библейский сюжет. Витальность, энергия настоящего, искренние эмоции — и на все это свысока спокойно взирает идеальная форма, высеченная из тысячелетнего мрамора. Ну и, конечно же, руки. Они говорят о многом.

Аполлон убивает змея Пифона

Так кого же Жерар Юфера выбирает главным героем? Зрителя, произведение искусства или музей? Это вопрос, на который я предлагаю ответить вам самим. Одно могу сказать точно — именно люди своим присутствием оживляют стены музея. И, конечно же, любое произведение искусства не существует без зрителя.

Скульптура «Аполлон убивает змея Пифона» и вот такое ее необычное зрительское прочтение еще раз доказывают факт многогранности произведения искусства, которое, как луковица, всегда содержит в себе огромное количество слоев трактовок и смыслов. И каждый из нас, в силу своего багажа знаний, опыта и сферы интересов, считывает его по-своему. Некоторые слои доступны абсолютно всем, некоторые только профессионалам или автору, а некоторые бывает не уловить даже им. Сегодня поза Аполлона легко считывается нами как попытка сделать селфи, но представьте, еще 20 лет назад об этом бы никто не мог подумать. Это отличный пример настоящего искусства, которое не теряет своей актуальности даже спустя тысячелетия после своего рождения.

Современный музей

Современный музей — это уже давно не претенциозный «дом муз», и не дворец из слоновой кости. Это бывшие транспортные гаражи, винзаводы, склады оружия и даже вокзалы, которым подарили новую жизнь. Это места, которые хотят коммуницировать с абсолютно любым посетителем. Это место, которое хочет владеть всеми доступными языками — вербальными и невербальными: языками жестов, шрифтами и пиктограммами.

Меняется искусство, на место мраморных античных богов приходят абстрактные формы. В данном случае это «Колонна» скульптора Константина Бранкузи. И вместе с ними меняется и сам музей. Современному человеку уже мало знакомиться с искусством с помощью взгляда. Он хочет подключать свое тело, он хочет шутить, смеяться, отдыхать и использовать привычные для него гаджеты. И конечно же, музей обязан быть созвучным времени.

Эрже

В какой момент фотография перестает быть просто слепком, фиксацией момента — и становится чем-то большим? Когда журналистская хроника становится искусством? Почему Жерар Юфера — фотожурналист и фотограф моды — находится сейчас в музее? Эти вопросы нельзя не задать себе, оказавшись здесь.

Граница между искусством и неискусством за последнюю сотню лет стала очень эфемерной. Сегодня любой предмет, жест, слово, идея — имеет право на попытку назвать себя искусством. Абсолютно все, через что самоопределяется современный человек, что рассказывает ему о нем самом и его эпохе — может стать искусством. Фиксировать свое время и помогать человеку разобраться в самом себе — не это ли одни из функций искусства? Все это мы можем увидеть, находясь на этой выставке.

Эрже — художник комиксов, национальное достояние Бельгии и один из прародителей поп-арта, который в своих работах зафиксировал практически весь ХХ век, со всеми его взлетами и падениями. Удостоенный огромной персональной выставки во французском Гран-Пале. Кто он — современный художник? Кому в наше время выпадает честь чувствовать и фиксировать современность? Ну, и конечно — являются ли комиксы искусством? Некоторые возможные ответы вы найдете здесь.

Пустые рамы

Многие из важнейших для искусства ХХ века художников —  от Марселя Дюшана, выставившего в музее писсуар и сушилку для бутылок, и до художников-концептуалистов, предлагавших показывать зрителю не произведения как таковые, а их схемы или словесные описания, — работали с темой важности музейного контекста для восприятия искусства. Мы привыкли, что всё, выставленное в стенах музеев и галерей, автоматически наделяется статусом «искусство» и абсолютно точно не связано с тем, что мы привыкли видеть вокруг себя в повседневной жизни. Но сегодня правила игры поменялись. В конце концов какая разница, признана та или иная картина профессиональным сообществом, если конкретно в вас она не вызывает ничего, кроме равнодушия? Поверьте, искусство находится там, где только вы его видите. И конечно же, каждый человек — художник. В том смысле, что каждый из нас способен влиять на мир.

Японка и Моне

Эту женщину в национальной японской одежде Жерар Юфера сразу же разглядел в толпе иных посетителей музея Орсе — места с богатейшей коллекцией французского искусства второй половины 19 — начала 20 века. Соединение двух культур, сразу нескольких эпох. Дама с зонтиком, повернувшаяся налево, и дама в кимоно, повернувшаяся налево. Та и другая — носительницы особой женственности.

И, конечно же, любое произведение гораздо больше, чем то, что нам кажется на первый взгляд. Этот сюжет отсылает нас в прошлое, в 19 век, в момент, когда прогрессивное художественное сообщество Европы открыло для себя национальное искусство Японии. Заинтересовалось им и мгновенно влюбилось, тем самым запустив процесс, благодаря которому мы обрели и искусство импрессиониста Клода Моне в частности, и всё современное искусство таким, каким мы знаем его сегодня. Ну, а сегодня пришла очередь быть очарованной европейским искусством уже представительнице японской культуры.

Мальчик и динозавр

Сложно поверить, но ни одна из фотографий на этой выставке не является постановочной. Исследование Жерара Юфера — это не только остроумный и тонкий рассказ о посетителях музеев, но и возможность для каждого из нас увидеть себя со стороны. Фотограф показывает нам нас самих такими, какие мы есть. В момент максимальной искренности. А если его герой заметит оптику наблюдателя, то всё, момент будет упущен, и бутон захлопнется.

Стоит заметить, что любое классическое полотно — предмет, в котором автор ставит зрителя в позицию незримого наблюдателя. Подглядывающего, способного силой искусства оказаться в любом месте и любой момент времени. Произведение Жерара Юфера — главная секунда, казалось бы, невозможной встречи героев, разделенных миллионами лет. И именно искусство дарит нам возможность присутствовать при ней.

Нога

Одно из удивительнейших свойств искусства — соединять собой то, что при других обстоятельствах никогда бы не встретилось. Вас и меня, пространство музея Оранжери во Франции и пространство Института искусства в Америке, племянницу с полотна художника Андре Дерена и этого безымянного мальчика-зрителя.

Самое время вспомнить, что любая выставка — заслуга не только художника, но и целой команды сотрудников музея — кураторов, хранителей, архитекторов и рабочих. Именно благодаря им мы находимся сейчас здесь, и именно благодаря им появляется такая интересная перекличка этих двух фотографий. Я, конечно же, имею в виду позу.

Самое время задаться вопросом — так кто же кого копирует: искусство — жизнь или жизнь — искусство?

Капитолийская волчица

На этот раз мы в музее изобразительных искусств имени Пушкина, частью которого теперь является Арсенал. Посетители — мама и дочка — рядом с капитолийской волчицей. Правда, без своих младенцев — будущих основателей Рима Рема и Ромула. Но мы, конечно же, их можем представить.

И снова перекличка эпох (5 век до Рождества Христова и наша современность) и созвучие сюжетов материнства. Несмотря на то, что за тысячелетия своего существования музей кардинально успел поменяться и внутри, и снаружи, некоторые вещи и по сей день неизменны. Музей до сих пор хранит в себе историю, память, хранит и передает информацию. Это до сих пор место, где учатся, и место, где мечтают.

Неизвестная картина

Мне кажется, что на некоторые загадки не стоит знать ответа. Наверное, это одна из самых таинственных работ на этой выставке.

Что изображено на картине? Почему вокруг нее такой ажиотаж? Кто ее автор?

Конечно же, все эти вопросы можно было бы задать Жерару Юфера, но я бы этого принципиально не делал. Гораздо интереснее фантазировать, гораздо интереснее спорить и обмениваться мнениями с друзьями. Представьте сейчас вашу самую любимую картину и вставьте в эту раму.

К выставке

Жерар Юфера много лет занимается фотожурналистикой и fashion-фотографией, исследует такой важный феномен как музей. На выставке представлено более 100 фоторабот художника.