ИННОВАЦИЯ-2021. АУДИОГИД И КОММЕНТАРИЙ НА РУССКОМ ЖЕСТОВОМ ЯЗЫКЕ

Вступление

Аудиогид

Здравствуйте, меня зовут Дарья Ткачёва, я — куратор выставки номинантов Государственной премии в области современного искусства «Инновация» 2021 года. Эта выставка представляет 35 лучших художественных произведений, образовательных проектов, книг, которые демонстрируют некий срез актуального состояния современного искусства в России. Две номинации — «Художник года» и «Новая генерация» — представлены произведениями или их фрагментами, остальные пять номинаций — в формате «рабочего кабинета».

Каждый год перед музейным куратором, работающим с выставкой и премией «Инновация», стоит вопрос, как представить большое количество очень разных, цельных проектов и произведений. Всегда есть стремление найти некий общий знаменатель, который позволил бы рассказать зрителю связную историю. Таким знаменателем для этой экспозиции становится тема «образовательного поворота», которая обсуждается в сфере современного искусства с начала XXI века. Это вопрос о повороте искусства в сторону образования, о пересмотре границ между культурой и образованием, о решении проблемы знания сегодня, о том, кто и как может им делиться, как может искусство участвовать в этом процессе. В центре внимания также пересмотр отношений между художником и зрителем, тема значимости исследования в работе художника. Эта диалектика искусства и образования просматривается в каждой работе номинантов премии.

Видео на русском жестовом языке

Мы находимся на выставке «Инновация 2021». «Инновация» — это государственная премия современного искусства. Выставка представляет 35 лучших художественных проектов премии. Произведения искусства, образовательные проекты, книги. Все это демонстрирует актуальное состояние современного искусства в России.

Все проекты объединены одной мыслью. Рассуждение о близости искусства и образования. Сегодня художники становятся исследователями. Кто и как может делиться знанием?

Отношения между художником и зрителем меняются. Давайте посмотрим?

Елена Слобцева. «Культура материалов»

Аудиогид

Работа Елены Слобцевой отсылает сразу к нескольким парадигмам в истории искусства ХХ века. С одной стороны, это авангард, ведь уже само название работы — «Культура материалов» — это цитата из образовательного и художественного наследия Владимира Татлина. Про авангард здесь говорят и металлические скобы — промышленный материал, который словно пронзает экран-холст. Холст же — отсылает к истории реализма, другого большого направления искусства ХХ века. Так столкновение этих двух парадигм, история преемственности и передачи традиции оборачивается драматической ситуацией, в которой творение сочетается с разрушением. Современное искусство через медиа и видео становится как раз способом проявить этот драматизм отношений традиций в истории искусства. В работе Елены Слобцевой происходит также игра с самим понятием «материал». Так, с одной стороны, скоба (промышленный материал) как наследие авангарда становится частью художественного произведения, с другой — традиционный носитель классического искусства (холст), наоборот, нивелируется до расходного материала в произведении искусства. Диалектика самого значения материала в искусстве и то, как оно трансформируется в истории, прослеживается в этой работе.

Видео на русском жестовом языке

Эта работа отсылает к двум направлениям истории искусства ХХ века. С одной стороны, это авангард. Мы видим металлические скобы — промышленный материал. Скобы словно пронзают экран-холст. Холст — это реализм. Авангард и реализм — это история о передаче традиции. Но здесь мы видим драматическую ситуацию. Творение сочетается с разрушением.

А ещё в этой работе происходит игра с самим понятием «материал». Так, с одной стороны, скоба (промышленный материал) становится частью художественного произведения. С другой — холст. Традиционная часть классического искусства. Но здесь холст, наоборот, становится расходным материалом.

Аут-группа «Муха». «Рынок идей»

Аудиогид

Этот проект существует в формате социальной инсталляции или социальной скульптуры. Это проект-процесс, в котором заключен некоторый парадокс, обнаруженный авторами проекта: в Гражданском кодексе РФ, в главе, посвященной авторскому праву, указано, что идея или концепт не может являться объектом авторского права. Однако, обращаясь к истории искусства, мы знаем о концептуализме, в котором именно идея является тем самым объектом авторства. Обнаружив этот парадокс, участники аут-группы «Муха» из Самары решили проявить его, проведя акцию «Рынок идей». Смысл акции заключался в том, что художники предложили другим людям купить у них идеи и реализовать их. Весь процесс продажи сопровождался банковским бюрократическим оформлением (присутствовали продавцы, официальные договоры). В результате процесса осталось лишь некоторое количество артефактов и документов, и сейчас перед нами встает новый вопрос: может ли рынок стать экспонатом музея? Можем ли мы «музеефицировать» рыночный процесс — процесс рынка идей?

 

Видео на русском жестовом языке

Авторы проекта обнаружили юридический парадокс. В Гражданском кодексе РФ указано, что идея не может являться объектом авторского права. Однако, обращаясь к истории искусства, мы знаемо концептуализме. В нем идея — это и есть объект авторства.

Участники аут-группы «Муха» решили проявить этот парадокс. Они провели акцию «Рынок идей». Художники предложили другим людям купить у них идеи и реализовать их. Весь процесс сопровождался официальной частью. Присутствовали продавцы, официальные договоры.

Сейчас перед нами встает новый вопрос: может ли рынок стать экспонатом музея?

Елизавета Коновалова. «Свобода. 1919. 2020»

Аудиогид

Это масштабное произведение стало результатом исследования, проявившим малоизвестный факт в истории искусства и истории города Москвы. Художницу привлек маленький образ фигурки с поднятой рукой, деталь барельефа Большого Каменного моста в Москве. Впоследствии оказалось, что эта фигурка, затерявшаяся среди огромных колосьев, серпов, звезд и прочей советской символики, — это реплика статуи Свободы, работы скульптора Николая Андреева, которая была частью монумента Советской конституции, установленного в 1919 году на Советской площади (сейчас это площадь Тверская). Та скульптура простояла до 1941 года и была снесена, сохранилась только ее голова, которая находится сейчас в Третьяковской галерее, а вот реплика этой скульптуры появилась на барельефах Каменного моста. Однако за годы бесконечных обновлений и покраски барельефа силуэт фигурки оплыл и потерял свою узнаваемость среди других, более крупных форм. Художница делает своеобразный жест возврата к исходной форме этого произведения и воссоздает ее в оригинальном размере скульптуры, но в том визуальном облике, какой есть сейчас. В результате аллегория свободы получает дополнительные смыслы за счет этой деформации и прочитывается сегодня уже совсем иначе.

Видео на русском жестовом языке

Художница заметила интересную деталь барельефа Большого Каменного моста в Москве. Это маленькая фигурка с поднятой рукой. Автор заметила её среди огромных колосьев, серпов, звезд и прочей советской символики. Она стала изучать этот вопрос. Оказалось, что эта деталь — маленькая копия статуи Свободы. Статуя Свободы была большим монументом. Он давно был снесен. Аего маленькая копия осталась на барельефах Каменного моста.

За годы силуэт фигурки оплыл и испортился. Художница берет эту копию и возвращается к исходной форме этого произведения. Воссоздает эту фигурку в оригинальном размере скульптуры. Но её нынешний облик сохраняет.

В результате понятие свободы получает дополнительные смыслы.

Данила Ткаченко. «Планетарий»

Аудиогид

Этот фотопроект изначально содержит в себе исследование, связанное с историей внутренней колонизации Советского Союза. Автор, Данила Ткаченко, путешествует по заброшенным городам Крайнего Севера, городам, которые остаются немыми свидетельствами большого советского проекта освоения Севера. Дома, которые строились в условиях вечной мерзлоты руками заключенных, остаются свидетелями жизней, положенных на воплощение этой тоталитарной утопии. Автор использует портативные вспышки, чтобы подсветить окна многоэтажек, тем самым словно оживляя их, и напоминает о людях, которые когда-то создавали этот город и связывали с ним надежды на будущее.

Видео на русском жестовом языке

Это фотопроект — исследование заброшенных городов далекого Севера. В советское время здесь строили новые города. Это был большой советский проект освоения Севера. Здесь в условиях вечной мерзлоты строились дома. Их строили заключенные. Много жизней было положено на воплощение этой тоталитарной утопии.

Автор использует вспышки. Он подсвечивает окна домов. Так он оживляет их. А ещё напоминает о людях, которые создавали этот город с надеждами на будущее.

Людмила Калиниченко. «Срок годности не ограничен»

Аудиогид

Эта работа говорит о том, что вопросы, актуальные сегодня для всего мира, такие, как экология и возобновляемые ресурсы, беспокоят не только ученых, но и художников. Автор с детства мечтала о мире, в котором никто никого не ест. Когда в средствах массовой информации стали появляться статьи о технологиях создания так называемого «чистого мяса» — натурального, но выращенного в условиях лаборатории, это привлекло внимание автора и послужило поводом для дальнейшего художественного исследования. Людмила Калиниченко фантазирует: каким будет этот новый продукт? Кто будет тот человек, который будет его создавать? Превратится ли мясник в химика-лаборанта, выращивающего у себя в чашке Петри это новое чистое мясо? В результате получилась некая фантазия-иллюзия о сознательном подходе к питанию, где еда — это культура, а не топливо. Фантазия о будущем, которое еще не наступило.

Видео на русском жестовом языке

Есть вопросы экологии, возобновляемых ресурсов. Они актуальны для всех. Для ученых и для художников. Автор с детства мечтала о мире, гденикто никого не ест.

В новостях стали появляться статьио новой технологии. Создание«чистого мяса» — натурального, но выращенного в лаборатории.

Автор заинтересовалась и начала фантазировать. Каким будет этот новый продукт? Кто будет его создавать? Превратится ли мясник в химика-лаборанта?

Получилась фантазия-иллюзия о сознательном подходе к питанию. Где еда — это культура, а не топливо. Фантазия о будущем, которое еще не наступило.

Мария Сафронова. «Что, если?»

Аудиогид

Этот проект объединяет работы из двух серий художницы — «ОБЖ» и «Кабинет», каждая из которых затрагивает тему школьного образования, того, как и к чему нас готовит школа; уроки ОБЖ, где дети тренируются надевать противогазы, костюмы химзащиты, собирать и разбирать автомат Калашникова. Подобные ситуации пугают и одновременно остаются игровыми в школьной среде. Но когда мы начинаем думать, «что, если…?», то возникает вопрос: насколько эта подготовка, данная в школе, действительно будет востребована в условиях совершившейся катастрофы? И заброшенные, опустевшие кабинеты на картинах как раз являются подтверждением иллюзорности этой подготовки. Новое актуальное звучание изображения пустых школьных кабинетов приобрели в ситуации пандемии. Еще одна часть проекта — инсталляция «Метель» — усиливает тревожное впечатление образом покинутой детской площадки.

Видео на русском жестовом языке

Этот проект объединяет работы из двух серий художницы — «ОБЖ» и «Кабинет». Здесь затрагивается тема школьного образования.

К чему нас готовит школа? Уроки ОБЖ, где дети тренируются надевать противогазы, костюмы химзащиты, собирать и разбирать автомат Калашникова. Насколько эта подготовка будет нужна в условиях настоящей катастрофы?

На картинах мы видим заброшенные кабинеты. Они являются подтверждением иллюзорности этой подготовки. Новое понимание изображения пустых школьных кабинетов приобрели в ситуации пандемии.

Никита Селезнев. «Карате-поэзия»

Аудиогид

В японском языке слово «карате» переводится как «пустая рука». Автор проекта акцентирует внимание на этой «пустоте» и связывает термин с феноменом интернет-контента. Он обращает внимание на отсутствие ясного содержания в пабликах и постах, где информация и образы кочуют, повторяются, трансформируются до неузнаваемости и теряют свое изначальное содержание. Яркий пример проявлений этого феномена – тексты зарубежных песен, которые циркулируют в сети, и их переводы на русский язык, выполненные фанатами с использованием машинных способов. Они настолько трансформируют текст, что от его изначального смысла и поэтики практически ничего не остается. Создается некий новый текст, новое явление, обрастающее визуальными образами. Художник в данном случае действует почти как лингвист-антрополог, который исследует некую новую среду и язык, но воплощает результаты исследования своим особым художественным способом, через материальные объекты. Материальность прослеживается во всех работах, независимо от медиума, которые использует автор: 3D-печать или текст, видео или скульптурный объект.

Видео на русском жестовом языке

В японском языке слово «карате» переводится как «пустая рука». Автор проекта акцентирует внимание на этой «пустоте». Он связывает этот термин с феноменом интернет-контента.

Он обращает внимание на содержание пабликов. Здесь информация и образы повторяются, трансформируются. Они теряют свое изначальное содержание.

Художник исследует эту тему и воплощает результаты особым художественным способом. Через материальные объекты.

Сергей Филатов. «Сад ускользающих соноров»

Аудиогид

Сергей Филатов работает с искусством, в основе которого лежит перцептивная эстетика — такое существование произведения, при котором особое внимание уделяется скорее способам его чувствования и восприятия, нежели формальному воплощению. В данном случае в центре исследования — звук как произведение искусства. Зритель вступает в контакт со звуковой скульптурой, которая реагирует на его перемещения. Так, с одной стороны, художник провоцирует иной способ восприятия человеком окружающего мира и искусства в нем, с другой — звук позволяет проявить новые свойства материалов самих объектов.

Видео на русском жестовом языке

Для автора самое важное в искусстве — способы чувствования и восприятия. Здесь в центре исследования —звук как произведение искусства. Зритель контактирует со звуковой скульптурой. Она реагирует на его перемещения.

Художник показывает иную возможность восприятия человеком мира и искусства. А еще он показывает, как звук позволяет проявить новые свойства материалов самих объектов.

Николай Голиков, Владимир Ермаченков. «Симбионт»

Аудиогид

Симбионт — это один из участников симбиоза, и в данном случае мы наблюдаем процесс симбиоза человеческого тела и машины. Машина подсоединена к телу, и в определенном режиме в определенные места поступает электрический ток, который приводит к сокращению мышц человека, и в результате приводятся в действие шумовые элементы конструкции. Таким образом, человек и машина в процессе создания музыкального произведения меняются местами: человек становится инструментом, машина — исполнителем. Но проблематика этой работы заключается не только в том, чтобы поменять их местами, а в том, чтобы задать вопрос: насколько мы в нашей реальной жизни находимся в симбиозе с техникой и информационными технологиями? И насколько мы еще готовы им довериться в обеспечении самых важных процессов — питания, лечения, планирования дел, ориентирования на местности?

Видео на русском жестовом языке

Симбионт — это один из участников симбиоза. Здесь мы наблюдаем симбиоз человеческого тела и машины. Машина подсоединена к телу. Электрический ток, который приводит к сокращению мышц человека. В результате конструкция начинает звучать.

Таким образом, человек и машина меняются местами. Музыку создает не человек. Человек становится инструментом, машина — исполнителем.

Насколько мы в нашей реальной жизни находимся в симбиозе с техникой и информационными технологиями? И насколько мы еще готовы им довериться в таких важных процессах, как питание, лечение, планирование дел?

Евгения Ржезникова. «Мертвые души»

Аудиогид

Эта работа литературоцентрична, в ее основе лежит текст Гоголя «Мертвые души». Она приглашает зрителя подойти и начать читать фрагмент, посвященный сборам Чичикова в дорогу. От звука голоса инсталляция приходит в движение, находящаяся в покое линия эквалайзера начинает двигаться, и постепенно начинают трансформироваться русские пейзажи, которые далее дополняются персонажами и звучанием народных песен этих территорий. Таким образом, мы отправляемся в путешествие, подобное тому, которое совершил Чичиков — путешествие, названное русской Одиссеей, по территории во времени и пространстве, по ландшафту гоголевской России XIX века.

Видео на русском жестовом языке

Эта работа приглашает зрителя начать читать фрагмент книги Гоголя «Мертвые души». От звука голоса инсталляция приходит в движение. Линия эквалайзера начинает двигаться. Постепенно трансформируются русские пейзажи. Они дополняются персонажами и звучанием народных песен этих территорий.

Так мы отправляемся в путешествие. Подобно Чичикову, главному герою книги Гоголя. Путешествуем по территории во времени и пространстве, по ландшафту гоголевской России 19 века.

Раздел «Рабочий кабинет»

Аудиогид

Еще 25 номинантов представлены на выставке «Инновация» в формате «рабочего кабинета». Нам хотелось показать процесс создания проектов, поскольку за каждым выставочным, образовательным, кураторским проектом, помимо того, что мы видим в итоге, всегда стоит огромная творческая работа, включающая в себя различные материалы, с которыми взаимодействуют кураторы, авторы работ. «Рабочий кабинет» состоит из трех частей: первая — рабочий стол, на котором в виде материальных артефактов представлено четыре номинации: проект года, куратор года, образовательный проект, региональный проект. Второй раздел «рабочего кабинета» — это медиатека, где на двух сенсорных экранах можно выбрать отдельную номинацию или проект и посмотреть дополнительные материалы, связанные с ним — сайты, видео, 3D-туры. Третья часть «рабочего кабинета» — стилизованный стеллаж, где можно познакомиться с изданиями, вошедшими в номинацию «Книга года», а также увидеть своеобразный архив премии «Инновация», который накопился на сегодняшний день. Это статуэтки, полученные нижегородскими лауреатами премии, а также все каталоги премий, выпущенные за последние 15 лет. Это позволяет увидеть, как менялась сама премия и как менялось искусство.

Видео на русском жестовом языке

Здесь представлены ещё 25 номинантов премии «Инновация».

Мы видим «рабочий кабинет». Это место, где показан процесс создания художественных проектов. В таких проектах обычно мы видим только результат. Но всегда за этим стоит огромная творческая работа.

Первое, что мы видим — рабочий стол. Предметы — это четыре номинации премии. «Проект года», «Куратор года», «Образовательный проект», «Региональный проект».

Второй раздел «рабочего кабинета» — это два экрана. Здесь можно выбрать номинацию или проект и посмотреть дополнительные материалы. Сайты, видео, 3D-туры.

Третья часть «рабочего кабинета» — стеллаж. Здесь можно увидеть издания из номинации «Книга года». А ещё увидеть архив премии «Инновация». Премии уже 15 лет. Накопилось много материалов. Изучая их, можно узнать, как менялась сама премия и как менялось искусство.

К выставке

35 лучших российских произведений, художественных проектов и изданий 2020 года.