You are currently viewing АУДИОГИД И ТИФЛОКОММЕНТАРИИ ПО ВЫСТАВКЕ «НАЗВАНО ВАЗАРИ: ГОТИКА»

Кураторы Екатерина Кочеткова и Дарья Колпашникова рассказывают о выставке «Названо Вазари. Готика» (с работами современных художников и произведениями из коллекции Пушкинского музея), а также о том, как другие эпохи переосмысляют готическое искусство.

Екатерина Кочеткова

Куратор выставки

Дарья Колпашникова

Куратор выставки

Дарья Колпашникова: Здравствуйте, дорогие друзья!

Екатерина Кочеткова: Здравствуйте!

Дарья Колпашникова: Мы рады приветствовать вас на выставке «Названо Вазари. Готика». Меня зовут Дарья Колпашникова.

Екатерина Кочеткова: Я — Екатерина Кочеткова.

Дарья Колпашникова: И мы — кураторы этой выставки. Сегодня мы станем вашими проводниками по ней и расскажем о ее содержании и некоторых секретах.

Екатерина Кочеткова: И начнем мы с ее названия. Почему проект называется «Названо Вазари»? Джорджо Вазари был знаменитым историком и биографом эпохи Возрождения, который оставил для нас жизнеописания всех главных художников, скульпторов и архитекторов этого времени. Именно Джорджо Вазари ввел в научный оборот научные понятия, которые стали названиями для трех больших периодов: готика, Ренессанс и маньеризм. И сегодня вы находитесь на выставке, посвященной первой из этих эпох — эпохе готики. Однако здесь вы увидите не только средневековые предметы; вы увидите то, как другие эпохи переосмыслили готическое искусство, вы увидите слепки из коллекции Пушкинского музея, выполненные в конце девятнадцатого века, и работы современных художников нашего времени.

Дарья Колпашникова: Пространства выставки отсылают к двум характерным для Средневековья местам встреч: базилике и площади. Именно там горожане собирались для того, чтобы посплетничать, обменяться новостями, увидеть друг друга и провести какой-то праздник. И сейчас мы предлагаем вам перейти в первый зал нашей выставки, который играет роль площади. На площадях в дни особенных праздников случались выступления уличных театров — площадных, как их ещё называют. Но сейчас, сегодня вместо актеров перед вами работы современных художников, которые как раз играют роли характерных персонажей для Средневековья. Вы познакомитесь с шутом, ведьмой, рыцарем и другими образами, без которых сложно себе представить Средневековье. Все эти работы сделаны современными художниками, но своими темами, мотивами, техникой исполнения и настроением они перекликаются с далекой эпохой и, как мы надеемся, смогут стать вашими проводниками в то время, предложить новые точки зрения, новые идеи о тех временах и о нашей повседневности.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Мы рады приветствовать вас на выставке «Названо Вазари. Готика».

Джорджо Вазари был знаменитым ученым. Именно Джорджо Вазари ввел научное понятие — готика. На выставке вы увидите средневековые предметы; слепки из коллекции Пушкинского музея конца 19 века и работы современных художников.

На выставке есть пространства, похожие на традиционные места встреч в Средневековье. Базилика и площадь. Там горожане собирались пообщаться и провести какой-то праздник. 

Первый зал выставки — площадь. На площадях в дни особенных праздников случались выступления уличных театров. Но сейчас на площади не актёры, вместо них — работы современных художников. Они играют роли характерных средневековых персонажей. Вы познакомитесь с шутом, ведьмой, рыцарем и другими образами. Эти работы сделаны современными художниками, перекликаются с далекой эпохой.

Навигация

Площадь

Recycle Group. «Житие. Супергерои». 2009

Екатерина Кочеткова: Предлагаем вам подойти к большим сияющим витражам, находящимся в центре зала. Перед вами работа Андрея Блохина и Георгия Кузнецова, более известных как Recycle Group. Работа называется «Житие. Cупергерои». Она отсылает нас к классическим витражным окнам готического собора. В средневековом храме витражи и скульптура часто играли роль книги для неграмотных, они рассказывали библейские истории и жития святых людям, не умевшим читать.

Дарья Колпашникова: В наши дни грамотных людей гораздо больше, чем в Средневековье, однако истории в картинках сохранили свою популярность. Мы называем их комиксы, и у них уже совсем другие герои, не связанные со священной историей, но тем не менее они продолжают воодушевлять сердца современных зрителей. И мы подумали, что игровой, иронический характер этого произведения Recycle Group может скрывать за собой образ персонажа, который в Средние века говорил людям правду. Иногда она обретала необычные формы. Так что знакомьтесь с первым героем нашей выставки: перед вами шут.

Работа представляет собой инсталляцию из трех подсвеченных изнутри высоких и узких окон в форме вытянутых арок, заостренных наверху. Окно, расположенное в центре — самое высокое. Его размеры — три метра в высоту и метр в ширину. Правое и левое окна одинакового размера, они немного ниже центрального. Пространство каждого окна разделено на небольшие сегменты широкими черными линиями. В основном сегменты квадратные, но в верхней части каждого окна линии образуют круг. В верхней части центрального окна расположен круг, в который вписан цветок с четырьмя лепестками — это отсылка к традиционной готической розе.

В каждом сегменте витража расположено изображение супергероя или супергероини. Иногда изображение супергероя занимает два сегмента, расположенных один под другим. Кажется, что изображение складывается из разноцветных прозрачных стекол, разделенных тонкими черными линиями. Но на самом деле это не стекла, а расплавленные и снова застывшие шпажки для канапе ярких неоновых оттенков (зеленого, фиолетового, оранжевого, розового цветов). Некоторых из этих персонажей можно узнать, например, Бэтмена, Супермена, Халка и Капитана Америка. Другие персонажи выдуманы авторами работы, которым хотелось совместить в одном пространстве супергероев из разных фантастических вселенных и из разных историй.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Посмотрите — большие сияющие витражи. Это работа Андрея Блохина и Георгия Кузнецова (Recycle Group) «Житие. Супергерои». Она отсылает нас к классическим витражным окнам готического собора. В Средневековье много людей не умело читать. В храмах витражи и скульптура рассказывали библейские истории и жития святых.

В наши дни грамотных людей гораздо больше, чем в Средневековье. Но истории в картинках сохранили свою популярность. Мы называем их комиксы. У них другие герои, не связанные со священной историей, но тем не менее они продолжают воодушевлять зрителей. Это произведение — игровое, ироничное. В Средние века был персонаж, говоривший людям правду. Иногда в необычных формах. Знакомьтесь с первым героем нашей выставки: перед вами шут.

Маяна Насыбуллова. Серия «Без названия». 2021

Екатерина Кочеткова: Обернитесь: перед вами серия скульптур Маяны Насыбулловой. Это в буквальном смысле слепки с нескольких человеческих тел. Мы видим спины людей и связанные за спинами руки; связаны они корнями и корой деревьев, металлическими проводами, проросли древесными грибами и другими материалами. Образ этих напряженных спин и связанных рук напомнил нам о пилигримах, которые странствовали по средневековой Европе ради того, чтобы поклониться святыням. Благодаря пилигримам облик европейских городов во многом изменился: для них прокладывали новые дороги, для них строили просторные храмы. Пилигримы, отправляясь в свое опасное путешествие, оставляли свое прошлое буквально за спиной, а их напряжение передается нам, когда мы смотрим на эти скульптуры. Если вы посмотрите влево, вы увидите вход в следующий зал выставки, в базилику. Именно базилика была главной целью путешествия пилигримов, и туда мы с вами скоро отправимся.

Работа Маяны Насыбулловой — это композиция из пяти скульптур белого цвета, которые висят в ряд на стене на одном уровне. Каждая скульптура — это слепок спины реального человека от шеи и до пояса с заложенными за спину руками. Руки сжаты в кулаки и скрещены или сцеплены в замок. Фигуры дополнены металлическими проводами и древесными корнями, которые будто прорастают из человеческих торсов, продолжая линию позвоночника. У некоторых фигур отсутствуют части ребер или плечи, будто хрупкие слепки с человеческих фигур ломаются и осыпаются. В возникших из-за этого неровных прорехах также видны корни, кое-где растут древесные грибы, выглядывают металлические провода.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Скульптуры Маяны Насыбулловой. Это слепки с человеческих тел. Мы видим спины людей, связанные за спинами руки. А связаны они корнями и корой деревьев, металлическими проводами. Тела проросли древесными грибами. Кураторы выставки взглянули на этот образ и вспомнили о пилигримах. О людях, странствующих по средневековой Европе для поклонения святыням. Благодаря пилигримам облик европейских городов менялся. Прокладывались новые дороги, строились просторные храмы. Пилигримы отправлялись в опасное путешествие и оставляли свое прошлое буквально за спиной. Мы видим спины людей, они напряжены. Их напряжение передается нам, когда мы смотрим на эти скульптуры.

Теперь посмотрите влево, вы увидите вход в следующий зал выставки, в базилику. Базилика была главной целью путешествия пилигримов. 

Нестор Энгельке. «Деревянное проектирование: Башня 1». 2019

Екатерина Кочеткова: Отсюда мы предлагаем вам двигаться по часовой стрелке…

Дарья Колпашникова: Перед нами работа Нестора Энгельке, которая называется «Деревянное проектирование. Башня №1». Художник работает в особенной технике, которую разработал сам — она называется «деревопись»: он покрывает деревянную поверхность эмалью, а потом вырубает штрихи топором, и появляются особенные изображения. Его техника навела нас на образ лесоруба, потому что лесорубы были очень важными персонажами для средневековых реалий, повседневного быта. А так как они были важны, они играли особенную роль не только в жизни горожан, но и в фольклоре. Крестьяне боялись их, они рассказывали о том, что лесорубы грубияны и забияки, они опасные и агрессивные одиночки. В то же время сочинялись сказки о детях бедных лесорубов, которые благодаря своему благородству, чувству юмора, находчивости, становились супругами наследников престола.

Работа представляет собой плоскость, образованную шестью деревянными досками, стоящими вертикально и окрашенными белой краской. Эта плоскость напоминает фрагмент очень ровного забора шириной в почти метр. Доски со второй по четвертую немного выше остальных, их высота почти два метра. В центре плоскости художник вырубил топором фрагмент, сняв слой белой краски и обнажив натуральный цвет дерева. Фрагмент, где краска снята, занимает большую часть плоскости, от пола и немного не доходя до верха работы. Он напоминает формой вытянутый равнобедренный треугольник или высокое стрельчатое готическое окно. Использование необычной техники создает эффект крупного грубого мазка или штриха. Остатки белой краски перемешиваются со свисающими короткими волокнами дерева, образуя вместе необычную слегка выпуклую шершавую поверхность.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Работа Нестора Энгельке «Деревянное проектирование. Башня № 1». Художник сам разработал особенную технику — деревопись. Деревянная поверхность покрывается эмалью, а потом топором вырубаются штрихи. Появляются особенные изображения. Кураторы увидели эту технику и подумали о важном в средневековом быте персонаже — лесорубе. Он играл важную роль в жизни горожан, а также в фольклоре. Крестьяне боялись лесорубов. Они рассказывали, что лесорубы грубияны, опасные и агрессивные одиночки. В то же время сочинялись сказки о детях бедных лесорубов. Они были благородны, находчивы и становились супругами наследников престола.

Андрей Кузькин. Без названия. 2013

Екатерина Кочеткова: А теперь обратите внимание на подиум, на котором лежит довольно устрашающий объект: голова на веревке. Это работа «Без названия», созданная художником Андреем Кузькиным. Отрубленная голова рассказывает о казни, которая в Средние века была одним из главных площадных зрелищ, нравоучительным спектаклем о судьбе, о жизни и смерти, о наказании за грехи. Героев в этом спектакле было двое: жертва и палач. При этом мотив обезглавливания часто присутствует в сюжетах библейской истории. И в этом смысле работа Андрея Кузькина продолжает давнюю художественную традицию. Его скульптура выполнена из необычного материала — из соли и хлеба, и сами эти материалы говорят о бренности и хрупкости человеческого тела, которое служит лишь оболочкой для души.

Эта инсталляция состоит из скульптурного изображения человеческой головы и торчащей из неё грубой веревки. Голова чуть больше ладони в длину, она лежит на затылке лицом вверх. Сделана из соленого теста. Голова однотонная, телесного цвета, с выраженными чертами лица: сомкнутые губы, закрытые глаза.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Посмотрите на подиум, на нём лежит устрашающий объект: голова на верёвке. Это работа «Без названия» художника Андрея Кузькина. Отрубленная голова рассказывает о казни. В Средние века казнь была распространенным площадным зрелищем. Люди смотрели на это как на спектакль. О судьбе, о жизни и смерти, о наказании за грехи. Героев в этом спектакле было двое: жертва и палач. Скульптура выполнена из необычного материала — из соли и хлеба. Сами эти материалы говорят о хрупкости человеческого тела. Тело — только оболочка для души.

Александр Ней. «Сосед». 2006

Дарья Колпашникова: Следующее произведение, на котором мы остановимся, также сделано из хрупкого материала, не характерного для скульптуры. Это работа Александра Нея, выполненная из папье-маше и песка; она называется «Сосед». И для нас это произведение стало воплощением образа маленького человека Средневековья: простой пахарь, скотопас, земледелец, который за свою жизнь не покидал пределы своей деревеньки и жил скромную, тихую жизнь. Эта работа напоминает, с одной стороны, о грязной, неприметной обыденности Средних веков. Часто же говорят, что Средние века — темное время. Но в то же время в ней есть скромное величие; она напоминает о том, что Адам был создан Богом из праха земного, и Господь вдохнул в него дыхание жизни, и все люди — как в Средние века, так и в наше время — несут в себе его частицу.

Это скульптура — человекоподобная фигура размером 65 см в высоту, установленная на небольшом прямоугольном постаменте песочного цвета. Цвет самой фигуры — коричнево-серый, кажется, будто эта фигура сформирована из грязи, глины или земли.

Она сделана из папье-маше, сверху облепленного песком. Поэтому поверхность фигуры шершавая. Очертания тела неровные, как будто художник взял большой шар, слегка сплющил его спереди и сзади и прикрепил снизу две толстые ноги, а сверху голову. Руки и лицо человека практически не различимы. Поза человека выглядит устойчивой и основательной.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Следующее произведение сделано из хрупкого материала. Это работа «Сосед» Александра Нея, сделанная из папье-маше и песка. Это произведение — воплощение образа маленького человека Средневековья. Простой пахарь, скотопас, земледелец. Эти люди за жизнь никогда не покидали своей деревеньки. Жили тихую жизнь. Эта работа напоминает об обыденности Средних веков, грязной и неприметной. Часто же говорят, что Средние века — темное время. А также в этой работе есть скромное величие. Она напоминает о том, что Адам был создан Богом из праха земного. Господь вдохнул в него дыхание жизни. Все люди — как в Средние века, так и в наше время — несут в себе его частицу.

Александр Бродский и Илья Уткин.
Dome («Купол»). 1989–1990
Amfiteatro («Амфитеатр»). 1989–1990
Forum de Mille Veritatis («Форум тысячи правд»). 1987–1990
Crystal Palace («Хрустальный дворец»). 1981

Екатерина Кочеткова: Обратите внимание на два стола, находящиеся по сторонам от уже знакомого вам витража. На них расположены четыре графические работы Александра Бродского и Ильи Уткина. Авторы этих работ — архитекторы, которые в свое время были участниками движения, получившего название «бумажной архитектуры». Они создавали утопические проекты, которые существовали лишь на бумаге; их невозможно было осуществить на самом деле. Такими же невозможными, нереальными в свое время представлялись готические соборы, строительство которых занимало не одну сотню лет, и человек, который начинал строить собор, почти никогда не видел его завершенным.

Dome («Купол»)

Две работы Александра Бродского и Ильи Уткина «Купол» и «Амфитеатр» — это черно-белые офорты, графические оттиски на бумаге, каждый примерно метр в высоту и 80 см в ширину.

Все пространство прямоугольной работы «Купол» занимает полукруглый храм, на вершине которого размещена маленькая башня. Между башенкой и остальным храмом нет никакой перегородки, они составляют единое пространство. Все здание выглядит темным на фоне более светлого неба с редкими серыми облаками. Мы смотрим на этот храм сбоку и видим его будто в разрезе. Все пространство храма от пола до потолка заполнено беспорядочно построенными конструкциями из деревянных жердей. Между этих конструкций, напоминающих строительные леса, видны лестницы-стремянки. На самом верху в правой части маленькой башни осталось пустое пространство, благодаря чему мы видим три круглых окошка. В верхней левой части офорта размещена надпись от руки, которую практически невозможно прочитать. Надпись состоит из двадцати строк, которые вместе составляют почти идеальный квадрат.

Amfiteatro («Амфитеатр»)

Работа «Амфитеатр» — это также черно-белый прямоугольный офорт приблизительно метр в высоту. На нем изображено огромное, уходящее под небеса здание амфитеатра, будто разрезанное пополам. Благодаря этому разрезу с правого и левого края видно заднее пространство амфитеатра, что-то вроде закулисья, разделенного на этажи и заполненного палками. На офорте можно насчитать примерно двадцать рядов с местами для зрителей, при этом, скорее всего, нижние ряды уходят за край изображения, поскольку арены не видно. Амфитеатр заполнен, но зрители изображены очень схематично и расплывчато, как будто их мешает рассмотреть дымка. Ряды со зрителями выглядят плоскими, так что, возможно, в амфитеатре вообще нет людей. Наш ракурс — это взгляд снизу. Наверху мы видим часть верхнего контура здания — полукруг. А за ним светлое небо, которое будто свисает над зданием и занимает верхнюю треть офорта. На небе серые волнистые облака. На фоне неба изображен канат, протянутый немного наискосок из левой верхней в правую нижнюю часть офорта. По канату идет человек с шестом, его темная фигурка выделяется на светлом фоне, она очень схематична, поскольку человек очень далеко, его лицо неразличимо.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Посмотрите на графические работы Александра Бродского и Ильи Уткина. Авторы — архитекторы. Они создавали утопические проекты, существовавшие лишь на бумаге. На самом деле их невозможно было осуществить. Это похоже на Средние века. Готические соборы тоже казались невозможными. Их строили сотни лет. Человек, начинавший строить собор, почти никогда не видел его завершенным.

Денис Патракеев. Soteria («Целение»). 2018

Дарья Колпашникова: Текучая, переменчивая, пластичная форма скульптуры Дениса Патракеева напоминает о движении раскаленного металла в руках умелого кузнеца. Кузнецы вообще считались крайне важными обитателями средневекового города или деревни. Они не только делали произведения из металла, но также порой лечили людей и животных, особенно лошадей, которых приводили к ним за подковами. Работа Дениса Патракеева называется «Целение», что позволяет раскрыть еще одну грань образа средневекового кузнеца в глазах его соседей.

Абстрактная скульптура из бронзы в виде свободных парящих лент или двух застывших струй. У основания конструкция прижата камнем. Конструкция полтора метра в высоту и метр в ширину. Она занимает достаточно много места, хотя кажется легкой и тонкой. 

Конструкция складывается из двух струй — их края неровные и как будто рваные. Бронза выглядит везде по-разному. Первая струя по форме похожа на английскую заглавную букву L, бронза, из которой она сделана, выглядит состаренной. Кажется, что металл застыл такой причудливой каплей уже давно. А вторая струя, которая соединяется с первой вверху и внизу скульптуры, сияет, как расплавленный металл, который и сейчас имеет текучую структуру.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Скульптура Дениса Патракеева напоминает о движении раскаленного металла в руках умелого кузнеца. Кузнецы вообще были важными обитателями средневекового города или деревни. Они делали произведения из металла, а также лечили людей и животных. Например, лошадей — их приводили к кузнецам за подковами. Работа Дениса Патракеева называется «Целение». Это помогает раскрыть еще одну грань образа средневекового кузнеца в глазах его соседей.

Таня Пёникер. Из серии «Семь грехов». 2020

Екатерина Кочеткова: Здесь вы видите несколько работ из серии «Семь грехов», созданных художницей Таней Пёникер в технике офорта. Камерный формат этих произведений и сама стилистика с обилием тонких и мелких деталей напоминают нам о средневековых иллюстрированных рукописях. Это был один из самых роскошных видов искусства в Средние века: книги переписывались в монастырях, а также делались по заказу богатых горожан. Часто в дополнение к основному изображению на странице художник создавал маленькие рисунки на полях, и именно в этих маленьких образах о мог позволить себе гораздо больше творческой свободы и фантазии.

Одна из работ цикла «Семь грехов» — это офорт, цветной графический оттиск на листе бумаги, круглой формы размера диаметром 18 сантиметров. Художница использует пастельные деликатные оттенки, тонкие изящные линии. Ее изображения напоминают средневековую книжную миниатюру. На офорте изображена комната со светло-голубыми обоями в темно-синий цветочек. Почти все пространство офорта занимает деревянная кровать, по форме напоминающая гроб. Она вытянута от нижнего левого к верхнему правому углу. На кровати на темно-розовой подушке под одеялом такого же цвета лежит болеющий демон или какой-то другой фантастический персонаж. О том, что это не человек, мы можем судить по зеленому цвету кожи, плавникам, которые размещены на его руках от плеч до локтей и длинным когтям на пальцах ног и рук. У демона круглые желтые глаза, нос с большими ноздрями, его рот закрыт, но между сомкнутых губ выглядывают два длинных клыка. На голове белый ночной колпак в розовый горошек, белесые полупрозрачные волосы скорее напоминают перья, они растрепаны. В ушах наушники, провод ведет к плееру на одеяле. Руки сложены на животе. Из подмышки торчит градусник. Длинный зеленый хвост свисает из под одеяла и стелется по полу. Выражение лица у демона печальное, из глаза капает одна большая слеза. На одеяле в ногах демона лежит грелка. Один край одеяла свисает до пола, из-за него виднеется ночной горшок, оттуда же выползает большая черепаха, которая одной лапой наступает на валяющийся на полу белый циферблат с черными стрелками. Также на полу в беспорядке стоят чашки, стаканы, тарелки и пустые бутылки. В верхней части офорта через все его пространство струится волнами белая лента. В основном она узкая, но примерно в середине офорта она расширяется, и в этой широкой части ленты размещена надпись на латинском языке: «Acedia», что в переводе означает «Леность» или «Уныние».

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Работы «Семь грехов» Тани Пёникер. Это маленькие работы, их стиль — множество мелких деталей. Они напоминают нам о средневековых рукописях с иллюстрациями. Это был роскошный вид искусства в Средние века. Книги переписывались в монастырях, а также делались по заказу богатых горожан. Часто художник основное изображение на странице дополнял маленькими рисунками на полях. В них было гораздо больше творческой свободы. 

Ольга Кройтор. Без названия. 2018

Дарья Колпашникова: Мы предлагаем вам подойти к подиуму с небольшим возвышением, в котором представлена видеоработа Ольги Кройтор. Перформанс, который стал основой для этого произведения, был придуман художницей, когда она увидела, как посетители Лувра относятся к портрету Джоконды кисти Леонардо да Винчи. И тогда она сама попробовала стать тем самым, с одной стороны, отстраненным, далеким и в то же время беззащитным образом. Перформативные практики в принципе сравнивают с культурой юродства, характерной для средневекового времени. Их роднит самоистязание личности, аскезы. В данном случае художница, закутанная лишь в собственные волосы, лежала под стеклом, по которому можно было ходить, как можно ходить сейчас по стеклу, которое накрывает экран, где представлены видеоработы. И это может быть поводом подумать о том, как средневековое общество относилось к роли женщины. С одной стороны, женщин часто считали опасным и по природе своей нечистым греховным существом, которое склонно к колдовству. В то же время средневековая культура породила традицию возвышенного, почтительного, куртуазного отношения к женщине как к далекой и утонченной прекрасной даме.

Видео изображает документацию перформанса художницы: на небольшом участке поля, засыпанном сеном и травой, в углублении под прозрачным стеклом на спине лежит обнаженная женщина, прикрытая только длинными темными волосами. Мы смотрим на нее сверху и видим всю ее фигуру целиком. Женщина лежит практически неподвижно, иногда моргает. Стекло такое прочное, что по нему могут спокойно ходить зрители.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Видеоработа Ольги Кройтор. Это видео с перформанса художницы. Он был придуман, когда художница увидела посетителей Лувра и их отношение к портрету Джоконды художника Леонардо да Винчи. Художница сама попробовала стать образом — далеким и беззащитным. Перфоманс сравнивают с культурой юродства, что было характерно для Средневековья. Их роднит самоистязание и аскезы. Здесь художница закутана только в собственные волосы, лежит под стеклом. По нему можно было ходить. Это может быть поводом подумать, как средневековое общество относилось к женщине. Женщин часто считали опасным, нечистым греховным существом. Но одновременно с этим средневековая культура породила традицию отношения к женщине как к далекой Прекрасной даме.

Владимир Чернышев. «Белая радуга». 2018

Екатерина Кочеткова: Перед вами работа «Белая радуга», созданная художником Владимиром Чернышевым. Обратите внимание на технику исполнения: эта работа составлена из деревянных досок, на которые художник слой за слоем наносит краску, а потом стирает ее, зашлифовывает поверхность и начинает процесс заново. В результате получается эффект очень старого, пожившего предмета, хранящего в себе память нескольких поколений. Это память визуальная, а в Средние века образы памяти передавались из уст в уста в историях странствующих сказителей, вагантов, менестрелей, которые также наслаивались друг на друга, видоизменялись и переходили из поколения в поколение.

Доски, выстроенные в ряд, как забор, образуют поверхность в форме арки. Доски заострены, некоторые доски на конце обуглены.

В высоту доски 135 см, в ширину 82 см. Дерево выглядит старым, между досками есть зазоры, на них самих есть дырки от сучков и трещины. Гуашью и мелом нанесено изображение, которое видится очень мягким и нечетким.

Внизу черным цветом нарисована трава. В центре схематичная радуга белого цвета, как будто немного сжатая с боков — она более узкая, чем обычно бывает радуга. Справа наверху звезда. Повсюду виднеются темные малозаметные цветочки и сердечки.

Поверх нарисованы яркие молнии бело-синего цвета. Они расходятся по всему изображению, перекрывая радугу. Они кажутся объёмнее, насыщеннее по цвету, чем остальные графические элементы.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Работа «Белая радуга» художника Владимира Чернышева. Работа составлена из деревянных досок, художник слой за слоем наносит краску, а потом стирает ее, зашлифовывает поверхность и начинает заново. В результате получается эффект очень старого предмета, передававшего память нескольких поколений. Это память визуальная, а в Средние века образы памяти передавались из уст в уста в историях странствующих сказителей. Истории наслаивались друг на друга, видоизменялись и переходили из поколения в поколение.

Базилика

Дарья Колпашникова: Второй зал выставки «Названо Вазари. Готика» играет роль средневековой базилики. В те времена храмы были не только местами для молитв и благочестия, также это были места для социального взаимодействия. Там можно было пообщаться, познакомиться и обсудить последние сплетни.

Знаменитый нидерландский историк и философ Йохан Хёйзинга писал: «Жизнь была проникнута религией до такой степени, что возникала постоянная угроза исчезновения расстояния между земным и духовным. В церковь ходят покрасоваться своими нарядами, кичась друг перед другом своим положением и званием, манерами и учтивостью. Переговариваться и слонятся по храму во время мессы почти что вошло в привычку. Церковь сделалась обычным местом свиданий».

Екатерина Кочеткова: Это описание может чем-то напомнить нам современный музей и ту роль, которую он играет в обществе. Поэтому именно в этом зале представлены произведения из коллекции Пушкинского музея. И прежде всего — редкие предметы из собрания скульптуры. Многие из них публика видит впервые.

В этом разделе также представлены некоторые фрагменты исторической коллекции слепков, с которой в свое время начиналась история Пушкинского музея.

Составляя собрание слепков, профессор Московского университета Иван Владимирович Цветаев перенимал опыт лучших европейских музеев и заказывал слепки у проверенных мастеров, работы которых были сами по себе высоким искусством, а не просто ремеслом.

Отношение к ценности копии в разные времена менялось, и, возможно, именно сегодня наступает момент для того чтобы посмотреть на слепки из Пушкинского музея новым взглядом.

Первые экспонаты находятся в золотых витринах по правую и левую руку от вас.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Второй зал выставки — это средневековая базилика. В те времена храмы были местами для молитв. Но кроме этого там можно было пообщаться, познакомиться.

В церковь ходят покрасоваться своими нарядами, показать своё положение и звание, манеры. Во время службы люди ходили по храму и переговаривались. Церковь сделалась обычным местом свиданий.

Это описание может напомнить современный музей, как люди воспринимают его. В этом зале представлены произведения из коллекции Пушкинского музея. Редкие предметы, многие из них публика видит впервые.

Профессор Московского университета Иван Владимирович Цветаев составлял первую коллекцию слепков. Он заказывал слепки у проверенных мастеров, их работы сами по себе были высоким искусством.

Отношение к ценности копии в разные времена менялось. Возможно, именно сегодня — момент, чтобы посмотреть на слепки из Пушкинского музея новым взглядом.

Золотые витрины: витрина справа

Дарья Колпашникова: Витрины, фланкирующие вход в этот зал, сияют золотом и призваны передать хотя бы малую толику того яркого впечатления, которую получал любой средневековый обыватель, попадая в сияющие разными красками и тонкой резьбой,многочисленными нарядными церковными объектами пространства храма или базилики. 

В витрине, располагающейся по правую руку от входа в этот зал, представлены подлинники и слепки из коллекции Пушкинского музея. Небольшой деревянный рельеф, изображающий Богоматерь с младенцем, коронуемую ангелами, представляет один из значимых сюжетов для Средневекового благочестия. Элементы декоративного обрамления, в которые помещена сцена, подражают архитектурным решениям готических соборов. И для нас важно подчеркнуть, что красота готического собора состояла не только из каменной скульптуры, но из многочисленных произведений декоративно-прикладного искусства, в том числе резьбы по дереву или по кости. 

Небольшие слепки с плакеток, выполненных в XIV–XV века, изображают также сюжеты священной истории. На одной из них представлена сцена из Страстного цикла — образы жен-мироносиц у Гроба Господня и распятие, а вторая плакетка представляет образ Богоматери с младенцем. 

И композиция этой рельефной пластинки перекликается с подлинным готическим изображением Мадонны с младенцем (также из коллекции Пушкинского музея) и свидетельствует о безусловной популярности сюжета о короновании Богоматери в средние века. Многие соборы и храмы посвящались образу Девы Марии. Поэтому эти образы должны были войти в пространство нашей воображаемой базилики.

Представленные в этой витрине барельефы — это один реставрированный подлинник и два небольших слепка. Подлинник сделан в технике резьбы по дубу, который изначально был покрыт краской, а сейчас тщательно заполирован. Цвет барельефа темно-коричневый. Линии мягкие и гладкие. Ощущается как приятное дерево, покрытое маслом — барельеф очень красиво сияет. Слепки с плакеток — очень компактные, как паспорт или небольшая записная книжка. Они вырезаны тщательно, с хорошо проработанными мелкими деталями. Одна плакетка — коричневая, другая — светло-бежевая.

Неизвестный мастер

«Богоматерь с младенцем», слепок с французского оригинала XIV века

Это слепок с работы неизвестного мастера XIV века. Он представляет из себя гипсовый однотонный барельеф цвета сухой глины размером с ладонь. Он изображает Богоматерь с младенцем в окружении четырех ангелов.

На заднем плане — три арки, традиционно они символизируют Святую Троицу. Богородица прижимает младенца левой рукой, он сидит придерживая ее за шею. Божья матерь и младенец смотрят друг на друга. На Богоматери венец, на ней длинное одеяние — ткань, ниспадающая вниз.

Богоматерь с младенцем окружают четыре ангела. Двое стоят по правую и левую руку от нее, а двое парят на уровне ее головы и держат края драпировки, свисающей с центральной арки.

Неизвестный мастер

Правая створка диптиха со сценами «Жены-мироносицы у гроба Господня» и «Распятие», слепок с французского оригинала XIV века

Гипсовый однотонный барельеф бежевого цвета чуть меньше ладони величиной — слепок с работы XIV века.

Изображение поделено на два яруса. Каждый ярус венчают три арки.

На нижнем ярусе изображена сцена распятия. Христос на кресте с воткнутым под правое подреберье копьем.

Со всех сторон его окружают люди. С левой стороны Богородица и три женщины рядом с ней. С правой стороны — плачущий апостол Иоанн и трое мужчин, отвернувшихся от распятия.

На верхнем ярусе — гробовая плита, слева на ней сидит ангел со скипетром в длинном одеянии. Справа от него три женщины с сосудами в руках. Это мироносицы, они смотрят на ангела, их лица радостны. Ангел уже объявил им о воскресении Христа. Ниже уровня могильной плиты изображены фигуры еще трех человек в скорбящих позах.

Неизвестный мастер

«Мадонна, коронуемая ангелами», Франция или Фландрия. XV–XIX века (?)

Деревянный барельеф XV века размером 61 на 30 см в форме домика. В центре него фигура Божьей матери, стоящая на невысоком украшенном постаменте. Левой рукой она прижимает младенца, держащего в руках раскрытое Евангелие. В её правой руке — скипетр.

Богородица изображена с распущенными волосами, на ней длинное струящееся одеяние. Два ангела опускают ей на голову корону. Один ангел находится над головой, другой за правым плечом.

Позади по бокам от героев показаны колонны, наверху барельеф украшен растительными мотивами.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Посмотрите на золотые витрины. Любой средневековый обыватель, попадая в храм, видел нарядные церковные объекты, сияющие разными красками.

В витрине по правую руку от входа в этот зал представлены подлинники и слепки из коллекции Пушкинского музея. Небольшой деревянный рельеф изображает Богоматерь с младенцем, коронуемую ангелами. Это один из значимых сюжетов для Средневекового благочестия. Сцена помещена в обрамление, оно подражает архитектуре готического собора. Красота готического собора состояла не только из каменной скульптуры, а также внутри храма было много произведений декоративно-прикладного искусства. В том числе резьба по дереву или по кости.

Золотые витрины: витрина слева

Екатерина Кочеткова: В витрине напротив находятся два деревянных рельефа, которые были выполнены вероятнее всего в Германии в XV–XVI веке, на излете готической эпохи. Оба эти произведения, конечно же, тоже говорят нам о священной истории, но при этом представляют живых настоящих людей в момент их столкновения с божественным.

На одном из рельефов изображен спящий Иаков. Посмотрите, как он подпирает рукой голову; посмотрите, как реалистично сделаны складки его одежды; посмотрите, сколько в этом изображении жизненной правды. На другом рельефе изображена целая группа персонажей, главным из которых является святой Генрих Сузо, епископ, которому также открылось божественное вдохновение. Его окружают разные герои, очень живые, очень индивидуальные. Каждый из них — яркая личность, со своим выражением лица и настроением, и все они по-разному воспринимают благую весть и момент божественного откровения.

Это соединение божественного и земного, реального и воображаемого — одна из характерных черт искусства поздней готики.

Неизвестный мастер

Сцена из жития святого Генриха Сузо, Германия. XV век (?)

Деревянный барельеф XV века размером 55 на 43 см. На нем изображена сцена суда. Композиция изображает группу из десяти человек. Перед ними в центре безбородый мужчина на коленях с молитвенно простертыми руками в монашеском одеянии. Окружающие его мужчины выглядят взрослыми, у некоторых — бороды, усы. Одежда показывает, что они представители разных сословий — духовенство, знать и простолюдины.

На переднем плане справа от Сузо изображен епископ. На нем высокий головной убор в форме ромба. Он держит в руках изогнутый посох. Люди, стоящие сзади, внимательно наблюдают за сценой, их фигуры видны не полностью. Справа у ног главного героя лежит пёс — это часть иконографии де Сузо: стремясь к смирению, он сравнивал с себя с тряпкой, которую треплет собака.

Неизвестный мастер

Спящий святой Иаков на троне, Германия. XV–XVI века (?)

Деревянный барельеф XV века размером 47 на 30 см изображает спящего мужчину с кудрявой бородой и длинными волосами в свободном одеянии. Он сидит на высоком троне. Его левая рука опирается на подлокотник и поддерживает склоненную голову. Правая рука прижата к сердцу. Его глаза закрыты, но лицо сохраняет озабоченное выражение.

Иаков — это праотец еврейского народа. От него произошли двенадцать колен израилевых. Иаков вел простую жизнь, но на барельефе он изображен на троне, что подчеркивает его значимость.

Маяна Насыбуллова

«Шкатулка для музыки». 2021

Небольшая керамическая шкатулка чуть меньше ладони в форме шара. Она покрыта грубыми мазками желтой и коричневой краски с подтеками. Сверху на крышке сидят две коричневые птички. Они похожи на глиняные свистульки, обе запрокинули головы наверх, как во время пения. Между птичками расположено отверстие, через которое видна стенка самого музыкального устройства с ключом-вертушком, чтобы его заводить. Шкатулка неровная, грубоватая, будто ее делал неопытный мастер или даже ребенок. Одновременно возникает ощущение, что это очень старая вещь, побывавшая во многих руках. Шкатулка экспонируется в открытом виде, и на ее дне, в нижнем полушарии, лежит белый гипсовый слепок с уха.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

В витрине напротив находятся два деревянных рельефа, выполненные в Германии в XV–XVI веке, на излете готической эпохи. Эти произведения говорят нам о священной истории, представляют живых настоящих людей в момент их столкновения с божественным.

На одном из рельефов изображен спящий Иаков. Посмотрите, как он подпирает рукой голову, посмотрите, как реалистично сделаны складки его одежды, посмотрите, сколько в этом изображении жизненной правды. На другом рельефе изображена группа персонажей, главный из них — святой Генрих Сузо, ему открылось божественное вдохновение. Его окружают разные герои, очень живые. Каждый из них — яркая личность, со своим настроением, и все они по-разному воспринимают момент божественного откровения.

Это соединение божественного и земного, реального и воображаемого — одна из характерных черт искусства поздней готики.

О базиликах и капителях

Дарья Колпашникова: А теперь мы предлагаем вам пройти в основную часть этого зала. Сами пространства Арсенала подсказали нам посвящение этого зала, так как в этом зале колонны делят его на несколько относительно равных частей. И зал Базилика соответствует архитектурным канонам христианских сооружений, пространство которых было разделено на продольные нефы, а мерный ритм колонн и арок создавал темп движения к алтарной части. В нашем случае — импровизированной алтарной части.

Базилики были основным типом церковных сооружений в западноевропейской традиции, и движение по нефу к алтарному пространству становилось метафорой духовного пути христианина. По сторонам от колонн в боковых нефах нашей импровизированной базилики представлены капители, венчающие части колонны и другие архитектурные элементы, слепки, и один их них — подлинник капители.

В средние века на смену строгой ордерной системе античной архитектуры пришли более произвольные разнообразные декоративные элементы, у которых не было декоративных функций, но зато они наполняли пространство дополнительными украшениями. Их внешний облик подчинялся только фантазии резчика по камню. Он мог украсить эти элементы орнаментом, растительными мотивами, образами животных или людей, а также сюжетами священной истории. Каждая деталь средневекового собора была своеобразной страницей в Библии для неграмотных, роль которых исполняло все церковное убранство.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Основная часть этого зала — импровизированная алтарная часть. Движение к алтарному пространству становилось метафорой духовного пути христианина. В боковых частях представлены капители — верхние части колонны — и другие архитектурные элементы. Это слепки, а один их них — подлинник капители.

В Средние века в архитектуру пришли разнообразные декоративные элементы. Их внешний облик — фантазия резчика по камню. Он мог украсить эти элементы орнаментом, растительными мотивами, образами животных или людей, а также сюжетами священной истории. Каждая деталь средневекового собора была своеобразной страницей в Библии для неграмотных.

Центральная композиция с саркофагом

Екатерина Кочеткова: В этом же зале представлено несколько работ современных художников, которые тонко и деликатно интерпретируют образы духовной жизни Средневековья и вступают в диалог с произведениями своих исторических предшественников.

Обратите внимание на композицию из нескольких витрин, находящуюся в центре зала. Здесь расположены старые и новые произведения, которые рассказывают о средневековом человеке и о предметном мире готического собора. В одной из витрин находится каменная голова пророка, скорее всего происходящая из одного из французских готических соборов. Голова выполнена из известняка, а это значит, что скульптура скорее всего украшала портал собора. В соседней витрине находится работа Евгения Антуфьева. Это узнаваемая фигура короля, который выделяется своей короной из толпы прихожан. Его лицо стерто временем и покрыто шрамами,а корона потускнела. Это метафора того, как постепенно стирается человеческая память.

Евгений Антуфьев

Без названия. 2017

В витрине под стеклом располагается скульптура «Без названия» Евгения Антуфьева.

Корона из состаренной бронзы сероватого цвета венчает голову манекена. Высота работы — 42 см. Форма короны — обруч с несколькими выступающими вертикально элементами. По бокам в корону инкрустированы овальные кусочки янтаря, стоящие вертикально, по одному с каждой стороны. В центре на передней части короны изображено схематичное лицо человека — овал с отверстиями на месте глаз, носа, рта. Материал, из которого сделана корона, кажется похожим на пластилин. Корона располагается на манекене в виде головы, сшитой из овальных и круглых лоскутов ткани.

Евгений Антуфьев

Без названия. 2017

Вторая скульптура Евгения Антуфьева «Без названия».

Бронзовая ваза в форме чаши на ножке. Её высота — 26 см. Ваза сделана из желтой бронзы и состарена. Фактура вазы ощущается как пластилин, она выглядит запыленной. Наверху вазы — птица, сидящая хвостом наружу, головой — внутрь вазы. Ваза кажется шаткой, её стенки тонкие. Поверхность неровная, видны следы вылепки, как будто вазу лепили, расплющивая шарики. У основания на подставке — налепы из цветочков, выполненных в примитивной технике. Внутри вазы — налепы в виде розы.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Также этом же зале представлено несколько работ современных художников. Они тонко интерпретируют образы духовной жизни Средневековья и вступают в диалог с произведениями своих предшественников и историческими предметами.

В центре зала несколько витрин — в них расположены старые и новые произведения. Они рассказывают о средневековом человеке, о предметах готического собора. Здесь находится каменная голова пророка. Она происходит из одного из французских готических соборов. Голова выполнена из известняка, а это значит, что скульптура скорее всего украшала портал собора. В соседней витрине находится работа Евгения Антуфьева. Это фигура короля. Он выделяется своей короной из толпы прихожан. Его лицо стерто временем и покрыто шрамами, а корона потускнела. Это метафора того, как постепенно стирается человеческая память.

Выносной (процессионный) крест. Вторая половина XIII века. Италия, Сульмона (Абруццо)

Дарья Колпашникова: Пространство центрального нефа нашей импровизированной базилики ведет к, пожалуй, самому главному экспонату нашей выставки — кресту, выполненному во второй половине XIII века в итальянской области Абруццо. Это произведение находится в коллекции Пушкинского музея. Выносные (или процессионные) кресты традиционно использовались во время литургии. Данный крест выполнен в весьма архаичной технике, он выполнен из медных пластин, на которых отчеканены изображения. И эти пластины прибиты гвоздями к деревянному основанию. Мы предлагаем вам вглядеться в детали этого удивительного креста: на его лицевой стороне изображено распятие Христа, под его ногами условно изображение Голгофы с черепом Адама. В рукавах креста представлены образы Богоматери, святого Иоанна и фигура Ангела.

Обязательно обойдите этот крест, с его обратной стороны изображены символы четырех евангелистов: образы быка, ангела, льва и орла. Вся стилистика изображений на кресте вторит наиболее ранним образцам средневековой книжной миниатюры и свидетельствует о том, что мастер был крайне самобытен и не знаком с античной традицией изображений.

Деревянный крест XIII века с изображением распятия, покрытый медной чеканкой. Крест серого, почти черного цвета — медь почернела от времени. Размер креста 46 на 39 см. На концах креста размещены три широких лепестка, образующих трилистник.

В середине креста изображен распятый Христос. Его голова склонена вправо. На правом и левом концах креста в пространстве, образованном лепестками, располагаются две фигуры в длинных одеяниях и с нимбами: справа Богоматерь с посохом, слева — Святой Иоанн со схематичной пальмовой ветвью в длинных одеяниях с нимбами. Над головой Христа изображен ангел. Снизу — череп. Все фигуры изображены обобщенно и упрощенно.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Пожалуй, главный экспонат нашей выставки — крест, выполненному во второй половине XIII века в итальянской области Абруццо. Это произведение находится в коллекции Пушкинского музея. Выносные или процессионные кресты традиционно использовались во время литургии. Данный крест выполнен из медных пластин, изображения отчеканены на них. А эти пластины прибиты гвоздями к деревянному основанию. Вглядитесь в детали этого удивительного креста. На лицевой стороне изображено распятие Христа, под его ногами Голгофа с черепом Адама. В рукавах креста представлены образы Богоматери, святого Иоанна и фигура Ангела.

Обязательно обойдите этот крест, с его обратной стороны изображены символы четырех евангелистов: образы быка, ангела, льва и орла.

Андрей Кузькин. «Молельщик». 2019

Екатерина Кочеткова: Один из ключевых образов пространства базилики — крошечная фигура молельщика, обращенного к распятию и взывающего к спасению. Эта работа Андрея Кузькина. Скульптура сделана из различных материалов, смеси хлеба и соли. Хлеб почти священная субстанция, которая в христианских таинствах воплощает жертву и тело Спасителя. Грубая неидеальная поверхность структуры говорит о бренности материальной оболочки человека, его маленькое хрупкое тело заключено в грубой бетонной ячейке, подобно тому как душа заключена внутри тела.

Маленькая, размером с ладонь, фигурка человека, стоящего на коленях, со сложенными в молитвенном жесте руками. Он располагается в отдельной коробочке серого цвета. Лицо человечка отчетливо видно, его выражение нейтрально. Кажется, что он смотрит на зрителя. Возможно, такой эффект возникает из-за того, что его глаза — это просто углубления. 

Материалы — хлеб, соль и клей. Со временем фигурка потемнела. Её поверхность неровная, шершавая, потрескавшаяся.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Посмотрите на крошечную фигуру молельщика. Он обращен к распятию и взывает к спасению. Это работа Андрея Кузькина. Скульптура сделана из смеси хлеба и соли. Хлеб, почти священная субстанция, в христианских таинствах воплощает жертву и тело спасителя. Поверхность скульптуры грубая и неидеальная. Она говорит о том, что человеческое тело смертно. Маленькое хрупкое тело заключено в грубой бетонной ячейке, подобно тому как душа заключена внутри тела.

Денис Патракеев. «Обет молчания». 2015

Дарья Колпашникова: В витрине, расположенной рядом со скульптурой Андрея Кузькина, представлен объект Дениса Патракеева. Он называется «Обет молчания». В средневековом обществе колокольный звон был важнейшим средством коммуникации. Он позволял определить время, созывал горожан на службу, возвещал о радостных или тревожных новостях. В наши дни колокольный звон играет уже меньшую роль в жизни человека. Слипшиеся колокола с вырванными языками — выразительная метафора немоты, утраты идентичности, безмолвия и бесправия средневекового человека.

Конструкция состоит из колокола с вырванным металлическим язычком. Колокол золотого цвета состоит из двух колоколов, сплавленных друг с другом широкими частями. Они лежат на черной вытянутой металлической подставке. Длина колоколов — 35 см, они покрыты латунью и блестят. Рядом на той же подставке лежит вырванный металлический язычок. Он также из двух сплавленных языков, петля к петле. Весь объект находится под стеклянным колпаком.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Объект Дениса Патракеева «Обет молчания». В средневековом обществе колокольный звон был важнейшим средством коммуникации. Он позволял определить время, созывал горожан на службу, рассказывал о радостных или тревожных новостях. В наши дни колокольный звон играет уже меньшую роль в жизни человека. Колокол с вырванным языком — выразительная метафора немоты, безмолвия и бесправия средневекового человека.

Денис Патракеев. Soteria («Целение»). 2018

Екатерина Кочеткова: Осмотрев пространство базилики и собираясь к выходу, не забудьте обратить внимание на еще один экспонат выставки — это объект Дениса Патракеева «Сотерия» (или «Целение»). На первый взгляд, это просто каменная плита с трещиной, но из этой трещины лучится свет. По словам самого художника, этот свет, пронзающий и преображающий толщу камня, олицетворяет небесное касание. Плита будто начинает распадаться на две части. Но название работы говорит об обратном, ведь греческое слово σωτηρία (сотерия) означает «обретение целостности». Позднее, в Древнем Риме, так стали называть подарок человеку после исцеления от болезни. А еще позднее, в христианской иконографии складывается образ благословляющего Христа Сотера, спасителя, исцелителя. Этот объект находится в той части пространства, где традиционно в храмах располагаются сцены страшного суда, которые заставляют человека задуматься и выйти из храмового пространства измененным, преображенным.

Дарья Колпашникова: Мы благодарим вас за совместную прогулку по выставке «Названо Вазари. Готика» и надеемся, что Средневековье открылось для вас с новой стороны. Мы желаем вам прекрасного дня. Спасибо и до новых встреч в Арсенале.

Инсталляция — белая каменная стена размером полтора метра в высоту и метр в ширину, установленная на низком белом постаменте. Стена — матовая и гладкая. Стену прорывает трещина от нижнего до верхнего края, из трещины сочится свет. Свет нейтрального приятного цвета — не теплый и не холодный.

Видео на русском жестовом языке

Проиграть видео

Объект Дениса Патракеева «Сотерия» (или «Целение»). На первый взгляд, это просто каменная плита с трещиной, но из этой трещины лучится свет. Художник говорит о том, что этот свет пронзает толщу камня и преображает её. Он олицетворяет небесное касание. Плита будто начинает распадаться на две части. Но название работы говорит об обратном. Ведь греческое слово σωτηρία (сотерия) означает «обретение целостности». Позднее, в Древнем Риме, так стали называть подарок человеку после исцеления от болезни. А еще позднее, в христианской иконографии, складывается образ Христа Сотера, исцелителя. Этот объект находится в той части пространства, где традиционно в храмах располагаются сцены страшного суда. Они заставляют человека задуматься и выйти из храма измененным.

Благодарим вас за прогулку по выставке «Названо Вазари. Готика». Мы надеемся, что Средневековье открылось для вас с новой стороны. Мы желаем вам прекрасного дня. Спасибо и до новых встреч в Арсенале.